21 ноября 2017 / 3 кислева 5778

27.08.2015

Воспоминания о Марке Дымшице

О старшем товарище по ленинградскому «Самолетному делу» Марке Дымшице вспоминает Йосеф Менделевич.

Марк Дымшиц самолетное дело«Марк посмотрел на меня с презрением»

Первый раз я встретил Дымшица, когда он приехал в Ригу в 1969 году для того, чтобы познакомиться с участниками операции. Вообще главным представителем Риги был Эдик Кузнецов, который незадолго до этого освободился из ГУЛАГа за чтение стихов в Москве у памятника Пушкину. Он был старшим и более опытным.

Эдик предложил мне познакомить Дымшица с городом. Марк произвел на меня непростое впечатление. Замкнутый, неразговорчивый, угрюмый… Но для того, чтобы руководить нашей боевой операцией, он, безусловно, подходил. Было ему лет сорок, одет он был в черный костюм. В нем чувствовалась военная выправка, сосредоточенность. Я взял его в синагогу, потом на братское кладбище времен Холокоста. Видно было, что это его не особо интересует.

Вечером на квартире у Эдика обсуждали детали операции. Так как захват планировался после посадки самолета в районе Приозерска, я предложил достать карту района, чтобы изучить пути отступления, если дело сорвется. Марк посмотрел на меня с презрением:

– Мне не нужны солдаты, которые думают об отступления еще до начала операции.

Я испугался, что он не возьмет меня в группу захвата. Пришлось его умолять, чтобы он отменил свое решение.

«Что-то не так»

Мы ночевали в лесу, так как приехали из Риги на остановку Смольный (там был местный аэродром).

Марк с женой Алевтиной и двумя дочками ночевал дома в Питере и приехал утром. Проверил, не приехал ли за ним «хвост». Нет, вроде слежки нет.

В 8:30 утра объявили посадку на наш рейс. Мы шли пешком к маленькому «кукурузнику». У всех у нас были легальные билеты на самолет.

Я был замыкающим в группе. Вдруг смотрю – ребята оборачиваются в мою сторону, что-то ищут глазами. Я стал думать и понял – они ищут Дымшица, он не пришел на посадку.

Я решил бежать к зданию аэропорта. Побежал искать его – и точно, они с семьей сидят и едят бутерброды.

Я ему кричу:

– Марк, объявили о посадке!

Он сверил часы и говорит:

– Что-то не так. Посадка должна начаться только в 9 часов. Мне это не нравится.

– Оставь, Марк, ты привык к армии. Там все точно. А здесь гражданка. Ну, поменяли.

Он задумался.

– Ладно, беги назад, скажи товарищам, что я присоединюсь.

Когда я прибежал на место посадки в самолет, на меня навалились кагебисты, повалили на землю, связали руки. Подняли меня. Вокруг меня люди в штатском, с оружием. Ребят у самолета всех уже повязали. Сотня солдат, милиция, овчарки...

Вдруг слышу – стреляют. Повернулся. Стреляли в Дымшица. Его ведут. Лицо залито кровью. Но он самообладания не теряет. Жена Алевтина кричит диким голосом. Девочки плачут.

Трагедия! Нас разобрали по кабинетам аэродрома. Там нас уже ждали следователи по особо важным делам. Мы поняли, что это была ловушка.

«Я обвиняю советскую власть»

Следствие продолжалось полгода. Нас привели на суд. Настроение было аховое – мы знали, что ждет нас или «вышка», или пожизненное.

Кроме того, ребята «кололись», давали показания. КГБ подготовило показательный процесс, в котором мы должны были обратиться к мировому еврейству, чтобы оно не вмешивались в дела Советского Союза: мы, мол, рады жить в СССР.

Первым допрашивали Дымшица.

– Вот вы были майором авиации, старшим штурманом. Получили высшее образование. Родина вам дала все. Как же вы осмелилась ее предать?

Дымшицу было что терять. Он точно ожидал расстрела. Жена в тюрьме, дочки без семьи… И вот он стал выступать:

– Я обвиняю советскую власть в антисемитизме. Вы закрыли все еврейские учебные заведения, не даете нам учить наш родной язык. Вы вооружаете арабов, чтобы они уничтожили еврейское государство. Вот почему я решил бороться против этой несправедливости.

Это была длительная обвинительная речь против советского антисемитизма. Этот мужественный человек не боялся смерти. Стоял гордо. Говорил четко, как на военном параде. Дымшиц задал тон. За ним последовали другие обвиняемые. Так Марк Дымшиц сорвал планы КГБ.

В США начались массовые демонстрации в нашу защиту: «Отпустите евреев на Родину». Верховный Суд отменил смертный приговор Дымшицу и Кузнецову на 15 лет тюрьмы. Семь лет дали мне. Советская власть отступила. Начался массовый выезд.

Евреи победили советскую власть. И в начале всего стоял Марк Юльевич Дымшиц.

О памятных предметах, оставшихся у Йосефа Менделевича со времен тюрьмы, читайте тут.

О своей жизни после «самолетного дела» Йосеф Менделевич рассказывает здесь.



Вконтакте
Facebook

Синагога
Весь Петербург
Все
В Петербурге
В мире
20 ноября 2017
20 ноября 2017
20 сентября 2017
19 сентября 2017
14 сентября 2017
18 августа 2017
10 апреля 2017
07 апреля 2017
06 апреля 2017
24 февраля 2017
23 февраля 2017
15 февраля 2017
25 декабря 2016
21 декабря 2016
16 декабря 2016
04 ноября 2016
27 сентября 2016
23 сентября 2016
18 апреля 2016
10 марта 2016
23 февраля 2016
15 февраля 2016
05 февраля 2016
21 января 2016
11 января 2016
06 января 2016
04 января 2016
23 ноября 2015
18 ноября 2015
31 октября 2015
26 октября 2015
09 сентября 2015
26 августа 2015
24 июля 2015
29 мая 2015
30 апреля 2015
24 апреля 2015
15 апреля 2015
14 апреля 2015
25 марта 2015
24 марта 2015
27 февраля 2015
25 февраля 2015
18 февраля 2015
09 февраля 2015
26 января 2015
20 января 2015
25 декабря 2014
11 декабря 2014
09 декабря 2014
01 декабря 2014
17 ноября 2014
06 ноября 2014
30 октября 2014
15 октября 2014
11 сентября 2014
08 сентября 2014
05 сентября 2014
04 сентября 2014
22 августа 2014
21 августа 2014
13 августа 2014
12 августа 2014
08 августа 2014
12 июня 2014
14 апреля 2014
11 ноября 2011