День еврейской книги 2017

28 апреля 2017 / 2 ияра 5777

24.03.2015

Тюремная Агада

Йосеф Менделевич, знаменитый узник Сиона, один из главных участников «Самолетного дела» побывал в Петербурге, чтобы встретиться с еврейской общественностью, рассказать о событиях своей жизни и о пути к Торе. Эти удивительные жизненные истории мы расскажем позже. А сейчас речь пойдет о предметах, оставшихся у Менделевича на память о соблюдении Торы в тюрьме и лагерях, о тяжкой борьбе за свое еврейское «я» и о безусловной победе в этой борьбе.

Евреи СССР Менделевич самолетное делоТалит, сделанный во Владимирской тюрьме

В лагере у меня был один товарищ, еврей, которого я привел к нашей вере. Он отсидел 5 лет. Я попросил его: «Освободишься, привези мне талит катан». Выйдя на свободу, он уехал в Израиль и прислал мне бандероль. (Раз в полгода заключенные имели право получить одну бандероль весом в 1 кг). Меня вызвали к оперативнику.

– Что это? – грозно поинтересовался тот.

Я до этого в жизни не видел талит катан, но догадался, что это он. И ответил оперативнику так:

– У шотландцев бывает национальная юбка, а это – еврейская национальная майка!

– Не обманешь! – прикрикнул тюремщик. – Я знаю, это религиозный предмет! Мы его у тебя конфискуем.

Через некоторое время меня осудили за соблюдение субботы в лагере и приговорили к трем годам строгого тюремного заключения. Перед отправкой в тюрьму талит мне отдали. То ли по ошибке, то ли не хотели, чтобы я обвинил тюремное начальство в воровстве. Я понимал, что во Владимирской тюрьме талит все равно изымут и решил этого не дожидаться. Догадываясь, что в талите главное – цицит, кисти, я выдернул их и прицепил к паре шерстяных носков, какие были у каждого зэка.

Примерно так:

Я полагал, что во время обыска у особо опасных преступников, каких сажают во Владимирскую тюрьму, могут искать деньги, наркотики, оружие, но никак не носки! Если же вдруг спросят – скажу, что это из дома мне прислали носки с помпонами!

Конечно, я догадывался, что мицва – носить цицит не на носках. У меня было шерстяное кашне, которое оставил мне освободившийся товарищ. Там не густая вязка. Я вставил туда кисти. И вот так, на 7-м году отсидки, впервые за 30 лет жизни у меня появился талит катан! Я носил его под зэковской рубашкой. Объяснял: холодно, мол, вот и ношу кашне.

Евреи СССР Менделевич самолетное делоЕвреи СССР Менделевич самолетное дело

Конечно, по строгим меркам, этот талит не соответствует закону. Но тогда я этого не знал.

Евреи СССР Менделевич самолетное делоКоробок-сидур

Это копия, которую я сделал уже после освобождения. Тот «лагерный» коробок с текстами молитв утерян.

Молитвы я мелким шрифтом переписал с сидура, который удалось нелегально пронести в лагерь. Я ведь понимал, что рано или поздно сидур конфискуют. В этом коробке все молитвы: шахарит, минха, маарив, субботняя молитва. Собственно, я изготовил два таких коробка, один на всякий случай зарыл в землю на Евреи СССР Менделевич самолетное делотерритории лагеря. Я молился между нарами, все время оглядываясь на дверь. Через некоторое время понял, что все молитвы знаю наизусть. Утром после побудки помолиться не удавалось – тут же начинался развод на работу. Но я ухитрялся вставать пораньше. Ходить по лагерю было запрещено. Но туалет для заключенных (огромное бетонное сооружение с дырками в полу) находился далеко от бараков. Рано утром я делал вид, что иду в туалет. Дело было на Урале, там все время снег. Я выкопал в сугробе яму и там молился. Если слышал, что снег скрипит, я выходил, а на все вопросы отвечал, что дышу свежим воздухом.

Дежурный офицер бесился. Предъявить-то нечего. Но он что-то подозревал и шипел: «Я знаю, ты там делаешь что-то против советской власти! В карцер пойдешь!».

Самодельный учебник иврита

В карцер я действительно попал, но не за молитву, а за соблюдение субботы и нарушение формы одежды (носил ермолку, которую сшил из обрывков ткани). В субботу у меня требовали: «Иди работай!». Я отвечал, что евреи по субботам не работают, и что я готов отработать в воскресенье. В результате на целый месяц меня отправили в карцер. Обычно туда сажали за нарушение нормы выработки на лесопилке – норма эта была непомерной, нарушителям урезали порцию. Но меня эта проблема не коснулась, я был молод, здоров, пахал как вол и еще оставалось время на то, чтобы молиться, учить и преподавать иврит. У меня был тайно переданный самоучитель иврита. До ареста мой словарный запас на иврите составлял 500 слов, после ареста – десять тысяч. Я даже написал в лагере самодельный учебник иврита. Сам сочинял рассказики, составлял упражнения. Те, кто по нему учились, впоследствии говорили, что лучшего учебники в их жизни не было.

К сожалению, он не сохранился.

В лагере мы, 8 евреев, создали что-то вроде нелегальной еврейской организации. Мы вместе боролись за права заключенных, заботились друг о друге, отдавали часть своей еды наказанным, поддерживали контакт с другими, нееврейскими группировками. Очень нас уважали украинцы и другие группы заключенных – мы были для них примером победителей. Евреи создали свое государство, добились массового выезда – все знали, что евреи умеют добиваться своих целей.

Агада по-советски в исполнении власовского офицера

Евреи СССР Менделевич самолетное делоВот так это выглядит снаружи… Евреи СССР Менделевич самолетное делоА внутри – «Агада» Бялика!

Евреи СССР Менделевич самолетное делоСреди прочей нелегальной литературы, которую мне передали (подкупив за очень большие деньги «несуна» из тюремной администрации), была «Агада» Бялика. За несколько паек белого хлеба и сахара мы подключили к делу одного из заключенных, бывшего офицера власовской армии, прекрасно владевшего переплетным ремеслом. Он переплел «Агаду» в обложку от легально издаваемого советского журнала на идише «Советиш Геймланд». (Заключенные имели право выписывать периодику, издаваемую в СССР, – «для исправления»). Лагерное начальство не могло отличить иврит от идиша, в этом и был наш расчет. А на обложке было написано и на идише, и по-русски, так, что вопросов ни у кого не возникало. Доходило до курьеза – однажды лагерный надзиратель заявил: «Вот-вот, читай про советскую родину, которой ты хотел изменить!».

Евреи СССР Менделевич самолетное делоОбращение, написанное за день до ареста

Продумывая угон самолета, мы понимали, что возможна неудача. Нас могут арестовать или убить. В этом случае советская власть могла заявить о нас что угодно, объявить банальными уголовниками. И мне пришла в голову мысль – оставить в надежных руках обращение, в котором мы открыто заявим о своих целях и мотивах. О том, что мы хотим спасти еврейский народ от ассимиляции и добиваемся, чтобы евреев выпустили из страны. Обращение подписано девятью именами, текст составил я. В качестве эпиграфа я выбрал слова из пророка Захарии: «Бегите из северной страны!.. Спасайся, дочь Сиона, обитающая в Вавилоне».

Полный текст обращения мы опубликуем позже.



Вконтакте
Facebook

ЦЕНТР ИЗРАИЛЬСКОЙ МЕДИЦИНЫ Остеопат из Израиля Канцепольской
Все
В Петербурге
В мире
10 апреля 2017
07 апреля 2017
06 апреля 2017
24 февраля 2017
23 февраля 2017
15 февраля 2017
25 декабря 2016
21 декабря 2016
16 декабря 2016
04 ноября 2016
27 сентября 2016
23 сентября 2016
18 апреля 2016
10 марта 2016
23 февраля 2016
15 февраля 2016
05 февраля 2016
21 января 2016
11 января 2016
06 января 2016
04 января 2016
23 ноября 2015
18 ноября 2015
31 октября 2015
26 октября 2015
09 сентября 2015
26 августа 2015
24 июля 2015
29 мая 2015
30 апреля 2015
24 апреля 2015
15 апреля 2015
14 апреля 2015
25 марта 2015
24 марта 2015
27 февраля 2015
25 февраля 2015
18 февраля 2015
09 февраля 2015
26 января 2015
20 января 2015
25 декабря 2014
11 декабря 2014
09 декабря 2014
01 декабря 2014
17 ноября 2014
06 ноября 2014
30 октября 2014
15 октября 2014
11 сентября 2014
08 сентября 2014
05 сентября 2014
04 сентября 2014
22 августа 2014
21 августа 2014
13 августа 2014
12 августа 2014
08 августа 2014
12 июня 2014
14 апреля 2014
11 ноября 2011
Гостевой дом Архивный поиск