22 ноября 2017 / 4 кислева 5778

27.06.2017

Оптимистическая философия Ребе

Сегодня – гимл тамуз, годовщина ухода из жизни Седьмого Любавического Ребе Менахема Мендла Шнеерсона. Для хасидов «ХАБАДа» это особенный день: устраиваются фарбренгены, вечера памяти Ребе. В честь этой даты публикуем отрывки из книги Иосифа Телушкина «Ребе. Жизнь и учение Менахема Мендла Шнеерсона, самого влиятельного раввина в современной истории». Здесь рассказывается об оптимизме Ребе и его внимательном отношении к словам.

Гимл Тамуз годовщина Седьмого Ребе1

Ребе...подчеркивал, что слова, которые мы произносим, необходимо тщательно обдумывать.

Неизвестно, было ли его внимание к выбору слов приобретенным или свойственным от природы, но пять лет, в течение которых я изучал его жизнь, позволили мне понять, насколько старательно Ребе подбирал слова, отказываясь от негативных оценок и избегая отрицательно отзываться о людях. Внимательное изучение публичных выступлений Ребе за сорок лет свидетельствует о том, что он никогда не критиковал людей, публично называя их имена...

Впервые я узнал о склонности Ребе избегать негативной лексики, когда понял, что он никогда не использует слово «бейт-холим», означающее на иврите «больница»... Ребе не нравился смысл слова «бейт-холим», так как в буквальном смысле оно означает «дом болящего», то есть определенно вызывает отрицательные ассоциации.

Поэтому Ребе придумал другое название для больницы – «бейт-рефуа», то есть «дом исцеления».

2

В 1976 году... Ребе провел встречу с группой инвалидов – ветеранов израильских войн, которые были доставлены в США Министерством обороны Израиля. Группа состояла из бывших военных, получивших очень тяжелые боевые ранения... Все эти люди были серьезно травмированы, некоторые стали калеками, у всех были телесные повреждения.

Поскольку таких военнослужащих называют в Израиле «нехей ЦаХаЛ» – «инвалиды Армии обороны Израиля», Ребе обратился к собравшимся с такими словами: «Если человек лишается конечности или физических способностей, это само по себе указывает на то, что Б-г дает ему особые силы побороть ограничения, вызванные ранением, и превзойти [в других областях] достижения обычных людей. Вы не ограниченны физически, и вы не инвалиды, вы особенные, уникальные, и обладаете скрытыми возможностями, которые нам еще не открылись... Вам следует причислять себя не к «инвалидам войны», а к «исключительным ветеранам» («мецуйяним»), что более определенно указывает на вашу уникальность».

«По этой причине, – заключил Ребе, – я хочу почтительно пожать руку каждому из вас в благодарность за великую честь, которую вы мне оказали, посетив меня». Затем он подошел к ветеранам и поговорил с каждым, пожимая им руки.

3

...В 50-60-е годы широко использовались такие слова, как «слабоумный», «идиот» и «отсталый»... Дети с интеллектуальными отклонениями назывались отсталыми и причислялись к некоей недифференцированной группе, как будто все люди с диагнозом могли быть определены только этим словом. В те дни никто не задумывался о том, что можно говорить о детях с ограниченными возможностями в некоторых областях как о «детях с особыми потребностями»... Когда Ребе попросили направить письмо Еврейской общественной конференции «Проблемы и потребности умственно отсталых евреев», он выразил свое несогласие по поводу названия: «Я предпочитаю использовать термин 'особенные люди', причем не как эвфемизм, а потому, что предложенный мной термин более точно отражает реальную ситуацию, тем более учитывая то, что во многих случаях отсталость может проявляться лишь в ограниченной способности к восприятию и усвоению знаний, а в других областях эти люди могут иметь вполне нормальные или даже превышающие средний уровень способности».

Когда кантор Джозеф Маловани рассказал Ребе о своем сыне-аутисте, находящемся в специальном учреждении, тот напомнил опечаленному отцу, что если его сын страдает расстройством, влекущим серьезные ограничения в способности взаимодействия с другими людьми, это еще «не означает, что аутисты не могут строить отношения ни с кем вообще. Они не могут строить отношения с людьми, но с Б-гом они могут общаться так же, как и каждый, и даже более чем другие. Не занятые общением с людьми, они больше посвящают себя Б-гу». Этот позитивный взгляд на тяжелую болезнь напомнил Маловани об успехах, которых он достиг, обучая сына читать благословения. Он отметил далее, что мальчик научился выполнять и другие религиозные обряды и полюбил их. Ребе убеждал кантора Маловани продолжать в том же духе и поставить в комнате сына коробку для пожертвований. «Вашему сыну пойдет на пользу, если он будет делать вклады на благотворительные цели, – сказал Ребе, – и когда люди будут посещать его, он станет напоминать им о необходимости благотворительных пожертвований». Кому могло прийти в голову, что ребенка-аутиста можно привлечь к сбору благотворительных средств!».

4

Стремление Ребе высказывать позитивные идеи так глубоко укоренилось в нем, что он иногда неохотно произносил слово «зло», даже когда речь действительно шла о зле. Он не желал, чтобы с его языка сходили слова, обозначающие негативные эмоции или же вызывающие отрицательные ассоциации. Вместо них, говоря о чем-то плохом, он предпочитал использовать выражение «хефеш а-тов» («противоположность добра»), упоминая о глупости, он говорил «хефеш а-сейхел» («противоположность ума»), рассуждая о смерти – «хефеш а-хайим» («противоположность жизни»), упоминая нечто злонамеренное или порочное – «хефеш а-кедуша» («противоположность священного»). Иногда это звучало почти смешно, но, чтобы не говорить о плохом человеке, «раша», Ребе часто использовал выражение «тот, кто не цадик» (т.е., не является праведным человеком).

5

Ребе последовательно придерживался принципа избегать любых выражений, которые могли вызывать какие-то отрицательные ассоциации, что часто приводило к неожиданным и удивительным результатам. Самым знаменитым из Тринадцати принципов еврейской веры Маймонида является двенадцатый, который гласит: «Я безоговорочно верю в приход Машиаха, и, хотя он задерживается, я все же каждый день буду ждать его». Аудиозаписи с фарбренгенов свидетельствуют о том, что во время пения этого стиха Ребе отчетливо произносил первые слова: «Я безоговорочно верю в приход Машиаха...», но не желал продолжать: «и, хотя он задерживается...». Он предпочитал дальше петь мелодию без слово. Очевидно, он надеялся, что Машиах не станет медлить, а тогда зачем же допускать, что он может задержаться? Лучше в ожидании чего-то хорошего, по крайней мере, надеяться, что это хорошее произойдет прямо сейчас.

6

...Самый печальный день еврейского календаря – это Девятое Ава, день поста, в который были разрушены Первый и Второй Храмы... Большинство евреев, рассказывая о Девятом Ава..., почти машинально отмечают, что это «самый печальный день в еврейском календаре». Я был ошеломлен, когда увидел письмо о приближающейся свадьбе Менахема Мендла Шнеерсона, адресованное его будущей теще Ребецин Нехаме Дине за несколько месяцев до торжества, которое он датировал: «Эрев (канун) Девятого Ава, дня рождения праведного Машиаха». Несмотря на то, что существует мидраш, который учит, что Машиах будет рожден Девятого Ава, мне не известен никто другой, кто бы попытался смягчить печаль этого дня скорби упоминанием позитивных сведений мидраша».

7

...В просветительской деятельности ХаБаДа и речах Ребе в послевоенные годы основной акцент делался не на Холокосте, а на «симха шель мицва», радости выполнения мицвы... И даже говоря об увековечении памяти шести миллионов погибших, Ребе чувствовал, что мудрее сосредоточить внимание не на том, как они встретили трагическую смерть, а на том, как многим из этих людей удалось выжить и как им живется теперь».

Все это неразрывно связано с оптимистической философией Ребе, принципы которой сформулированы столетие назад Третьим Ребе Цемах Цедеком... Знаменитый афоризм Цемах Цедека, который не уставал повторять Тебе, гласил: «Думай хорошо – и будет хорошо» («tracht gut un vet zein gut»).

Книгу Иосифа Телушкина «Ребе. Жизнь и учение Менахема Мендла Шнеерсона, самого влиятельного раввина в современной истории» можно взять в библиотеке «Сифрия» при Большой Хоральной Синагоге.

Отправьте Ребе письмо

У евреев есть давняя традиция – оставлять записки с просьбами на месте упокоения праведника.

Вы можете отправить письмо на Оэль (место упокоения) Ребе с просьбой о благословении и заступничестве.

Сделать это можно по электронной почте ohel@ohelchabad.org или с помощью электронной формы на сайте Chabad.org

Читайте также

 



Вконтакте
Facebook

Синагога
Весь Петербург
Все
В Петербурге
В мире
21 ноября 2017
20 ноября 2017
20 ноября 2017
20 сентября 2017
19 сентября 2017
14 сентября 2017
18 августа 2017
10 апреля 2017
07 апреля 2017
06 апреля 2017
24 февраля 2017
23 февраля 2017
15 февраля 2017
25 декабря 2016
21 декабря 2016
16 декабря 2016
04 ноября 2016
27 сентября 2016
23 сентября 2016
18 апреля 2016
10 марта 2016
23 февраля 2016
15 февраля 2016
05 февраля 2016
21 января 2016
11 января 2016
06 января 2016
04 января 2016
23 ноября 2015
18 ноября 2015
31 октября 2015
26 октября 2015
09 сентября 2015
26 августа 2015
24 июля 2015
29 мая 2015
30 апреля 2015
24 апреля 2015
15 апреля 2015
14 апреля 2015
25 марта 2015
24 марта 2015
27 февраля 2015
25 февраля 2015
18 февраля 2015
09 февраля 2015
26 января 2015
20 января 2015
25 декабря 2014
11 декабря 2014
09 декабря 2014
01 декабря 2014
17 ноября 2014
06 ноября 2014
30 октября 2014
15 октября 2014
11 сентября 2014
08 сентября 2014
05 сентября 2014
04 сентября 2014
22 августа 2014
21 августа 2014
13 августа 2014
12 августа 2014
08 августа 2014
12 июня 2014
14 апреля 2014
11 ноября 2011