22 ноября 2017 / 4 кислева 5778

13.01.2015

За гробовой доской все не заканчивается?

кремация иудаизм евреиРаввин Ури Суперфин об отношении иудаизма к кремации

«Ничего не хочу об этом знать» – первая реакция, появляющаяся при возникновении этой темы. Люди не вечны, но многие живут так, как будто об этом не догадываются. Разве что совсем пожилые бабушки, собирают «похоронные», да готовят платье и туфли «для последней дороги». Помню, когда моя бабушка пыталась показать, где у нее что лежит для… того самого случая, я зажмуривалась и ныла: «Ну, Ба… ну, давай не будем об этом, ну что за глупости?»

Тем не менее, однажды мне это все пригодилось. И когда возник вопрос, я показала, где висит любимое синее платье, и стоят туфли и все остальное…

Информация, изложенная ниже, тоже, к сожалению, однажды пригодится. У всех есть родные и близкие люди, а человек, как известно, смертен. Так лучше, чтобы свой выбор вы сделали заранее, потом уже будет не до статей.

Рав Ури Суперфин любезно согласился ответить на мои вопросы.

– Как лучше проводить близкого в «последний путь»? Кремация или похороны, что предпочтительнее?

– Тема похорон не выступает, как заповедь, в Торе. Однако, это совершенно не означает, что речь идет о неважной области человеческого бытия; просто, так же, как Тора не повелевает, к примеру, дышать, или любить родителей, потому что это и так очевидно, так и похороны умерших, возможно, настолько очевидно являются обязанностью живых, что об этом просто не было необходимости приказывать.

– А что говорит традиция? Как это принято у евреев?

– У евреев тех, кто завещал себя кремировать, хоронят за оградой кладбища.

– Почему?

– Потому что человек, завещавший себя кремировать, не верит в то, что за гробовой доской что-то есть. Он относится к своему телу, как к чему-то, что имеет значение лишь пока «работает». А это ведь не так; наше тело – главное орудие нашей души для исполнения воли Всевышнего! И телу полагаются все почести, какие достойны помощника столь важной персоны, каковой является наша душа. Тот, для кого всё это – пустой звук, в конечном счете, и в существование Б-га не особо верит. Увы.

– А если человек атеист? Если покойный при жизни оставил завещание, в котором указал, что настаивает на кремации? Разве его воля ничего не значит?

– После смерти человек начинает резко понимать, где ошибался, но уже ничего исправить не может. Людям свойственно ошибаться, и уже через секунду после смерти человек понимает, что все совсем не так, как он раньше думал…

– При сжигании тела душа что-то чувствует?

– Написано в Талмуде, что даже червячок мертвому телу причиняет боль, потому что «нэфеш», самая нижняя часть души, является как бы «программным обеспечением», «софтом» (простите меня за столь приземленные метафоры, но они наиболее точны), который призван управлять телесными нуждами, и поэтому, если «нешама», верхняя часть души, поднимается ввысь, то нижняя, «нэфеш», остается с телом. Не случайно некая связь с могилой первый год остается, это у нас прописано, и именно потому, что частичка души, отвечающая за телесные нужды, продолжает «быть». Поэтому есть некое подобие боли, которое человек испытывает. Это, конечно, не та боль, как уколоть палец, но это та боль, которую испытывает человек, который понимает во время какой-то речи, что он сморозил глупость, например. Или сильнее.

– А вот если семья усопшего не верит ни в какую религию? И в то, что со смертью все не заканчивается?

– Все обычаи, как-то поминки, походы на могилу, указывают, что в мире сохранилось знание о том, что контакт с мертвым – это не глупость. Это не просто наши сантименты, которые мы таким образом выражаем, есть что-то за гробовой доской… Связь души с телом – она присутствует, и поход на могилу – это не глупость. Есть многочисленные рассказы о том, что являлись во сне души умерших с просьбами или жалобами, рассказы о привидениях – неприкаянных душах. Причинять умершим боль, когда есть нормальная альтернатива, особенно, если это было сделано руками родственников – это очень жестоко. Еврейская традиция донесла до нас знание, что душа человека еще долгое время как-то связана телом. Способна даже почувствовать боль тела. И сжечь тело умершего – значит полностью абстрагироваться от того, что у того еще есть какие-то запросы, и после смерти они тоже остались… А иначе – какой смысл в поминках и всем остальном? Разве они – не лучшее доказательство, что всё человечество помнит и знает, что со смертью всё не заканчивается! Так будем же последовательными: если делаете поминки, так и не абстрагируйтесь от того, почему вы их делаете. Вы делаете их, потому что близкий человек тоже слышит, добрые слова о нём утешают его, согревают. А делать ему больно, сжигая его тело, с которым он так сроднился за эти десятки лет, – это нормально?!

– Значит, поминки, которые есть абсолютно у всех народов…?

– Поминки – это способ высказать душе, которая еще здесь, свое мнение о ней, что-то хорошее, важное, это процесс сопровождения человека в тот мир… Это самой душе важно. Душа продолжает возвращаться с кладбища к дому, не случайно «шиву» сидят в том доме, где человек жил. И, соответственно, другие варианты – хуже. И говорить человеку хорошие вещи – это как бы подсластить пилюлю смерти.

А иначе зачем это делать?

– Возможно, порой выбор кремации обусловлен практической стороной дела? Кремация – это красивая церемония, урна в колумбарии никакого ухода не требует. И все, никакой возни с памятником, цветочками на могиле, опять же, ездить никуда не надо. И совесть чиста.

– Можно и так сказать. А еще можно вспомнить, что нацисты хотели окончательно решить еврейский вопрос, «выпустив всех евреев в трубу».

– Получается, кремируя евреев, мы продолжаем их дело?

– Ну да, у нас тысячи лет хоронили, сжигать массово начали именно нацисты. Я ни в коем случае не ставлю знак равенства, но я хотел бы, чтобы эта идея как-то вспомнилась бы в момент принятия решения о том, какой вариант похорон избрать.

Есть выбор, который родители делают за детей. Или начальник за подчиненного. Или большой чиновник за свой народ. Но еще есть выбор, который мы делаем за тех, кого провожаем в последний путь. И только мы решаем, каким будет этот самый путь. Мудрости нам всем, и дай Б-г долгую жизнь… без потерь!

Кэрэн Вольман

Материал с сайта еврейской общины Минска



Вконтакте
Facebook

Синагога
Весь Петербург
Все
В Петербурге
В мире
21 ноября 2017
20 ноября 2017
20 ноября 2017
20 сентября 2017
19 сентября 2017
14 сентября 2017
18 августа 2017
10 апреля 2017
07 апреля 2017
06 апреля 2017
24 февраля 2017
23 февраля 2017
15 февраля 2017
25 декабря 2016
21 декабря 2016
16 декабря 2016
04 ноября 2016
27 сентября 2016
23 сентября 2016
18 апреля 2016
10 марта 2016
23 февраля 2016
15 февраля 2016
05 февраля 2016
21 января 2016
11 января 2016
06 января 2016
04 января 2016
23 ноября 2015
18 ноября 2015
31 октября 2015
26 октября 2015
09 сентября 2015
26 августа 2015
24 июля 2015
29 мая 2015
30 апреля 2015
24 апреля 2015
15 апреля 2015
14 апреля 2015
25 марта 2015
24 марта 2015
27 февраля 2015
25 февраля 2015
18 февраля 2015
09 февраля 2015
26 января 2015
20 января 2015
25 декабря 2014
11 декабря 2014
09 декабря 2014
01 декабря 2014
17 ноября 2014
06 ноября 2014
30 октября 2014
15 октября 2014
11 сентября 2014
08 сентября 2014
05 сентября 2014
04 сентября 2014
22 августа 2014
21 августа 2014
13 августа 2014
12 августа 2014
08 августа 2014
12 июня 2014
14 апреля 2014
11 ноября 2011