25 сентября 2017 / 5 тишрея 5778

Йом Кипур 30 сентября

22.03.2016

Алейнтреф или трещотка на Пурим

Воспоминания Серафимы Самуиловны Азимовой

Вспоминая далекие детские годы, я думаю, что мне безумно повезло, что в 50-60-е годы в Ленинграде, на улице Гоголя 21, где мы тогда жили в большой коммунальной квартире, мы всегда справляли еврейские праздники. И вот, незадолго до праздника Пурим мой папа, Азимов Самуил Аронович, растопив нашу печку – а печное отопление в этом доме было до 1968 года – стал что-то вырезать из деревяшки.

Евреи СССР Пурим в Ленинграде воспоминания С. Азимовой– Что это? – спросила я.

– Алейнтреф, – ответил папа.

– Чтооо? – удивилась я.

И тогда папа, усадив меня рядом, рассказал мне такую историю. В его детстве в местечке Петровичи Смоленской губернии он был младшим в семье, и старшие братья – Юда, Афроим, Борис – всегда старались его чем-то порадовать, особенно Афроим. (Афроим Аронович Азимов – блестящий инженер-химик, закончивший технологический институт в Ленинграде, участвовавший в разработке и внедрении синтетического каучука, по окончании института в 1939 году был послан в г. Майкоп. По приходе фашистов в Майкоп Афроим, его жена Роза и двое детей погибли в газовых камерах…). И вот, когда он спрашивал у Афроима, что это такое, тот всегда отвечал: «алейнтреф»… Папу очень удивляло, что этот алейнтреф каждый раз был разным, то свистулька, то дрейдл, то трещотка…

«Как это может быть? Он смеется надо мной!», – обижался папа и бежал к своей маме Хане.

Мамааааа!..

«Маленький мой, – смеялась моя бабушка Хана. – Алейнтреф – это значит ''отгадай сам''!»

– Ну вот, – сказал папа, – и ты отгадай сама. Какой у нас скоро праздник?

– Пурим, – закивала я головой, – значит, это трещотка?

– Да, – сказал папа, это будет трещотка.

– И при слове Аман я буду крутить трещотку изо всех сил! – закричала я.

– А еще что мы будем делать? – спросил папа.

– А еще мы будем дарить салохмонес, – обрадовалась я. (Салохмонес, или шалохмонес – это съедобные подарки: в различных диалектах идиша часто буквы ш и с заменяли друг друга).

Переполненная новыми знаниями, я побежала к соседке Алочке, объяснила ей про трещотку и про салохмонес.

– Что ты врешь, – сказала мне Алочка, – евреи сала не едят!

– Сала не едят, а салохмонес едят, – горячилась я.

Папаааааа!..

Трещотка вышла на славу, я так и вижу ее перед глазами, и пахла стружкой. Много лет она исправно забивала Амана, а потом, с разными переездами, – затерялась… Зато теперь, слава Б-гу, в любом магазине Израиля (и не только) можно купить любую трещотку, чтобы уже «окончательно решить» вопрос… с Аманом.



Вконтакте
Facebook

Все
В Петербурге
В мире
20 сентября 2017
19 сентября 2017
14 сентября 2017
18 августа 2017
10 апреля 2017
07 апреля 2017
06 апреля 2017
24 февраля 2017
23 февраля 2017
15 февраля 2017
25 декабря 2016
21 декабря 2016
16 декабря 2016
04 ноября 2016
27 сентября 2016
23 сентября 2016
18 апреля 2016
10 марта 2016
23 февраля 2016
15 февраля 2016
05 февраля 2016
21 января 2016
11 января 2016
06 января 2016
04 января 2016
23 ноября 2015
18 ноября 2015
31 октября 2015
26 октября 2015
09 сентября 2015
26 августа 2015
24 июля 2015
29 мая 2015
30 апреля 2015
24 апреля 2015
15 апреля 2015
14 апреля 2015
25 марта 2015
24 марта 2015
27 февраля 2015
25 февраля 2015
18 февраля 2015
09 февраля 2015
26 января 2015
20 января 2015
25 декабря 2014
11 декабря 2014
09 декабря 2014
01 декабря 2014
17 ноября 2014
06 ноября 2014
30 октября 2014
15 октября 2014
11 сентября 2014
08 сентября 2014
05 сентября 2014
04 сентября 2014
22 августа 2014
21 августа 2014
13 августа 2014
12 августа 2014
08 августа 2014
12 июня 2014
14 апреля 2014
11 ноября 2011