20 октября 2017 / 30 тишрея 5778

14.04.2014

Три встречи с Ребе

11 нисана 5662 года (в этом году этот день совпадает с 11 апреля) в Николаеве родился седьмой Любавический Ребе Менахем-Мендл Шнеерсон. Своими воспоминаниями о нем делится посланник Ребе в Цфате р. Йосеф-Ицхак Хитрик.

Раввин Йосеф-Ицхак Хитрик – шалиах (посланник) Седьмого Любавического Ребе в Цфате. Он известный деятель движения «Хабад Любавич», руководитель религиозного семинара для девушек, автор многочисленных публикаций по философии хасидизма. Рав Йосеф-Ицхак всего на один день приехал в Петербург. Здесь когда-то жила его мама, а теперь работает его сын, раввин еврейского центра «На Московском» Шмуэль Хитрик. У рава Йосефа-Ицхака было ровно 20 минут, чтобы рассказать о незабываемых встречах с Ребе. А рассказать есть о чем. Начнем с того, что за всю свою жизнь Ребе был сандаком на обрезании троих младенцев. Рав Хитрик был одним из них.

Нам стало интересно, почему. Может быть, родители рава Хитрика были особыми друзьями Ребе?

Рав Хитрик сходу отметает это предположение:

- У Ребе не было друзей в общепринятом смысле этого слова! И я не знаю, почему он выбрал меня. У меня нет ответа.

Видно, что рав Йосеф-Ицхак старается сосредоточиться изо всех сил, чтобы вспомнить «самое-самое». Он смотрит особым «острым» взглядом, какой бывает на картинах, изображающих ашкеназских мудрецов.

Песах седер у РебеРав Йосеф-Ицхак Хитрик на приеме у Ребе. 80-е годы

- Я расскажу вашим читателям о том, как проходил пасхальный седер у Ребе дома. Мне посчастливилось быть на нескольких из них. Перед седером Ребе много часов подряд проводил на ногах, раздавая хасидам «мацат мицва» – кусочки мацы, испеченной накануне Песаха. После этого он совершал двухчасовой обход пасхальных седеров для молодежи. Обходил ешивы, махоны для девушек, заглядывал на седеры для русскоязычных молодых людей, для детей беженцев из Ирана… На его пути было много остановок. Лишь после этого, уже совсем поздно вечером, он приступал к седеру сам.

Как передать это ощущение удивительной красоты всего, что он делал? Каждое действие, каждый жест были выверены и несли в себе глубокий смысл. Даже то, что казалось второстепенным. Например, когда во время седера нужно было кушать облокотившись, Ребе опирался на две маленькие подушки. Между этими же подушками он прятал афикоман. Лишь позже мы узнали, что так положено делать согласно Кабале.

Ребе никогда не ел левой рукой. Даже не клал ее на стол и никогда не пользовался ножом. Лишь дважды в году он ел обеими руками – на пасхальном седере и во время «разделительной трапезой» перед постом в Йом Кипур. Этим он показывал, насколько важны эти заповеди.

Первый раз в сознательном возрасте я увидел Ребе, когда мне было 9 лет. Это был канун Йом Кипура. Ребе, стоя на ногах, в течение нескольких часов раздавал хасидам леках – пирожок на меду, который едят перед Судным днем. Чтобы пробиться к Ребе, папа тащил меня через толпу. Это было очень необычное чувство – быть среди такого количества хасидов. И первые слова, которые Ребе мне сказал (на идише), были: «Что? Это первый раз, что ты проталкивался среди хасидов? Пусть у тебя будет удача!».

Песах седер у РебеРав Йосеф-Ицхак Хитрик с сыном Шмуэлем – шалиахом в Петербурге, раввином синагоги «На Московском»

И еще одна встреча. Когда мне было 15, перед тем, как отправиться на учебу в Израиль, я побывал у Ребе на ехидут, аудиенции. Ребе напутствовал меня так: «Ты едешь в Израиль, чтобы учиться беатмада (истово – ред.). Ты едешь не к бабушке!». И точно, в Израиле у меня жила бабушка! Слова Ребе помогли мне полностью сконцентрироваться на своей главной цели, учебе.

Как я оказался в Цфате?

Перед моей свадьбой, в 1976 году, Ребе велел мне купить дом в Нью-Йорке. Что я и сделал. Через год, когда моя жена Рахель уже ждала нашего первого ребенка и была на девятом месяце беременности, я пришел к Ребе. Это был утром в четверг. Меня встретил секретарь Ребе, рав Клайн. Он сказал мне: «Ребе хочет, чтобы ты переехал в Цфат». Я спросил только одно: «Когда?». Он ответил: «В воскресенье!». И вот так мы уехали жить и работать в Цфат.

В Цфате я преподаю на семинаре для девушек, готовлю их к шлихуту – посланничеству. В свою работу я вкладываю все душу. Когда мои ученицы выходят замуж, их мужья шутя жалуются: «Я-то хотел бы спокойно пожить, но она тянет меня в шлихут!». У меня восемь детей. Шестеро из них находятся в шлихуте – в Стамбуле, Нюренберге, Флориде, Тайланде, Петербурге, Кфар-Виткине, а двое подрастают, чтобы тоже стать шалиахами.

Материал подготовила Анна Бродоцкая



Вконтакте
Facebook

Все
В Петербурге
В мире
19 октября 2017
18 октября 2017
17 октября 2017
20 сентября 2017
19 сентября 2017
14 сентября 2017
18 августа 2017
10 апреля 2017
07 апреля 2017
06 апреля 2017
24 февраля 2017
23 февраля 2017
15 февраля 2017
25 декабря 2016
21 декабря 2016
16 декабря 2016
04 ноября 2016
27 сентября 2016
23 сентября 2016
18 апреля 2016
10 марта 2016
23 февраля 2016
15 февраля 2016
05 февраля 2016
21 января 2016
11 января 2016
06 января 2016
04 января 2016
23 ноября 2015
18 ноября 2015
31 октября 2015
26 октября 2015
09 сентября 2015
26 августа 2015
24 июля 2015
29 мая 2015
30 апреля 2015
24 апреля 2015
15 апреля 2015
14 апреля 2015
25 марта 2015
24 марта 2015
27 февраля 2015
25 февраля 2015
18 февраля 2015
09 февраля 2015
26 января 2015
20 января 2015
25 декабря 2014
11 декабря 2014
09 декабря 2014
01 декабря 2014
17 ноября 2014
06 ноября 2014
30 октября 2014
15 октября 2014
11 сентября 2014
08 сентября 2014
05 сентября 2014
04 сентября 2014
22 августа 2014
21 августа 2014
13 августа 2014
12 августа 2014
08 августа 2014
12 июня 2014
14 апреля 2014
11 ноября 2011