17 октября 2017 / 27 тишрея 5778

02.02.2015

Что не сделал еврейский дедушка – сделала русская литература

Кэрол Дэвис Carol V. DavisВ Петербурге побывала Кэрол Дэвис (Carol V. Davis) – американская поэтесса, поэтический редактор издания Jewish Journal, преподаватель колледжа Санта Моники и Университета Антиок (Лос-Анджелес, США). Внучка эмигрантов из России, она влюбилась в русскую литературу и много раз приезжала в Петербург по зову души, чтобы преподавать, писать стихи, открывать для себя страну. На этот раз Кэрол Дэвис прочитала лекцию о современной литературе США в библиотеке им. Маяковского; пользуясь случаем, мы взяли у нее интервью.

– Кэрол, Вы внучка еврейских эмигрантов, но Ваше имя звучит совсем не по-еврейски. Как так получилось?

– История этой фамилии начинается с моего дедушки – папиного отца. Дедушка участвовал в Русско-Японской войне, в 1912 году перебрался в Америку, чтобы избежать службы в армии (что было типичным для того времени). Дорога в Нью-Йорк была очень трудной: дедушка не поехал через Харбин (Китай), как делали многие евреи, он сел на корабль и, в конечном счете, оказался в Нью-Йорке. Дедушку звали Давид Учитель. Фамилию, привычную для идиша или русского, оказалось слишком сложно записать на английском языке. Написали David David. Потом «d» зачеркнули и поменяли на «s». Отсюда моя англо-американская фамилия. Приблизительно в это же время в США переехала моя бабушка. Ее я не помню, я была маленькой, когда она ушла из жизни.

– О России Вы узнали от дедушки?

– Нет, о России он не рассказывал ничего. Я полюбила Россию благодаря русской литературе, которую изучала в Университете Западного Вашингтонa. Это связывает меня с вашей страной гораздо больше, нежели семейная история.

– А как родители Вашей мамы оказались в США?

– Ее отец эмигрировал из Германии, а мать из Австрии. Но вот что интересно: мамины родители были против ее брака с папой, потому что союз между евреями из Германии и из России в то время и для того поколения считался «смешанным» браком – «intermarriage». В то время в среде Нью-Йоркских евреев с этим было строго, причем отголоски этого остались до сих пор. Когда я участвовала в программах помощи семьям беженцев в Лос-Анджелесе, то сделала наблюдение: у иранских евреев браки совершаются только внутри своей общины.

Кэрол на лекции в библиотеке МаяковскогоКэрол на лекции в библиотеке Маяковского

Кэрол на лекции в библиотеке МаяковскогоНеожиданно на огонек зашел житель Чикаго!

– Как Вы впервые оказались в России?

В университете я изучала русскую литературу, потом стала стипендиатом программы обмена ученых Фулбрайт, что позволило мне первый раз приехать в Россию. В 50-е годы мой отец участвовал в восстановлении городов Европы в рамках плана Маршала, я путешествовала с ним по разным странам. Подобный опыт я хотела дать своим детям. Целый год я преподавала в петербургском Еврейском Университете (сегодня Петербургский институт иудаики – ред.) современную американскую и еврейскую литературу. В следующий мой приезд в Петербург сыновья остались в США, а дочку я взяла с собой. Учиться я ее определила в еврейскую школу – посчитала это самым правильным и безопасным вариантом. Жили мы в съемной квартире на Пушкинской.

– Каково ваше впечатление от поездок в Россию? Что они Вам дали?

– В Россию великолепно приезжать, будучи поэтом: это уважаемая профессия, поскольку люди склонны читать, и читать вдумчиво. Меня восхищают многочисленные памятники писателям (Пушкин, Маяковский, Достоевский). Такого не встретишь в Америке. Я написала книгу Into the Arms of Pushkin: Poems of St. Petersburg («В объятиях Пушкина: Стихотворения Санкт-Петербурга»), в котором отразила свой опыт за последние 10 лет. За него я получила премию Т.С. Элиота – это серьезная награда.

– О чем Вы пишете и для кого?

Мои книги, в первую очередь, для еврейской аудитории. Я постоянно пишу о еврейской истории, на библейскую тему. Пишу о музыке и искусстве, природе и новых для меня местах. Периодически я стараюсь выезжать на несколько недель в artist colony – поселения деятелей культуры. Это как Переделкино в России, где располагаются дачи писателей. Таких «поселений» в США десять – двенадцать.

– Вы поэтический редактор Jewish Journal. Что это за издание?

– Это самое крупное еврейское издание в Лос-Анжелесе, которое рассказывает о еврейской жизни города и всего мира. Еженедельный тираж – 50 000 экземпляров, 150 000 человек читают его на сайте. Это одна из немногих газет, которая публикует поэзию. Обычно автор сам присылает свое произведение в редакцию. У нас же все устроено иначе, я сама выискиваю стихи, в которых явно или завуалированно звучит еврейская тема, если они кажутся мне достойными, связываюсь с авторами.

Напоследок Кэрол Дэвис попросила выслать ей экземпляр газеты с ее интервью – для раввина хабадского центра, с которым она общается.

Беседовала Елена Слабковская

Фото автора



Вконтакте
Facebook

Все
В Петербурге
В мире
17 октября 2017
16 октября 2017
11 октября 2017
20 сентября 2017
19 сентября 2017
14 сентября 2017
18 августа 2017
10 апреля 2017
07 апреля 2017
06 апреля 2017
24 февраля 2017
23 февраля 2017
15 февраля 2017
25 декабря 2016
21 декабря 2016
16 декабря 2016
04 ноября 2016
27 сентября 2016
23 сентября 2016
18 апреля 2016
10 марта 2016
23 февраля 2016
15 февраля 2016
05 февраля 2016
21 января 2016
11 января 2016
06 января 2016
04 января 2016
23 ноября 2015
18 ноября 2015
31 октября 2015
26 октября 2015
09 сентября 2015
26 августа 2015
24 июля 2015
29 мая 2015
30 апреля 2015
24 апреля 2015
15 апреля 2015
14 апреля 2015
25 марта 2015
24 марта 2015
27 февраля 2015
25 февраля 2015
18 февраля 2015
09 февраля 2015
26 января 2015
20 января 2015
25 декабря 2014
11 декабря 2014
09 декабря 2014
01 декабря 2014
17 ноября 2014
06 ноября 2014
30 октября 2014
15 октября 2014
11 сентября 2014
08 сентября 2014
05 сентября 2014
04 сентября 2014
22 августа 2014
21 августа 2014
13 августа 2014
12 августа 2014
08 августа 2014
12 июня 2014
14 апреля 2014
11 ноября 2011