26 июля 2017 / 3 ава 5777

Пост 9 Ава 1 августа

23.03.2016

Ленинградский Пурим. 1982 и 1983 гг.

Разгромленный пуримшпиль и пуримская облава

1982
Первый арест. Пурим на Колокольной

Вспоминает д-р Александр Шейнин

Евреи СССР Пурим в Ленинграде начало 80-хД-р Александр Шейнин, 80-е годы

Первое «боевое крещение»: задержание, доставка «воронком», допрос досталось мне в награду за посещение домашней пуримской вечеринки на квартире отказника Володи Кизельштейна на улице Колокольной. На «сборищах сионистов» мне уже доводилось тогда бывать: на лекциях, шаббатах и уроках иврита, но вот настоящий пуримшпиль – это было впервые. Запомнились встревоженные лица знакомых, стоящих неподалеку от входа в парадную. Оглядывались, шептались: «У входа в квартиру дружинники – жди неприятностей в институте или на работе, кто боится – пусть не заходит». Некоторые, потоптавшись, уходили. В полумраке лестничной площадки несколько серых мужиков в красных повязках пытаются отпугнуть: «Куда? К кому? Зачем?» Отвечаем: «Родственники, друзья, на семейный праздник, день рождения хозяйки». Небольшая, забитая народом комната, человек 30, может больше. Из магнитофона еврейские песни – сестры Бэрри. У тех, кто уже внутри, лица другие – раскрепощенные, азартные, праздничные. Смеются, громко говорят, перекрикивая музыку. Самодельные плакаты смешные тут и там, в стиле уличных граффити: «Аман = дурак!» На тарелочках коржики и пирожки. В прихожей делают «лехаим». Поздравляют хозяйку – у нее и в самом деле день рождения. На стене огромное покрывало, вроде занавеса. За ним, как оказалось, дверь, ведущая в спальню, где удастся спрятаться некоторым, когда появятся милиция и люди в штатском. Потом звонок настойчивый, пререкания при входе: «Не имеете права! Семейный праздник! Мои гости!» А в ответ: «Тихо мне тут! Нарушаете общественный порядок! Приготовить паспорта и выходить по одному!» Не сопротивляться же – выходим. У кого были документы – переписали, у кого нет – к машине: на улице уже ждет милицейский «воронок», потом другой, третий... Запомнился дружинник один, этакий возвышенный интеллигент и, наверное, смельчак: сорвал повязку дружинника с себя и пошел: «Мне стыдно за то, что мы тут делаем!». Вот тебе и «пуримшпиль», поехали. Впервые в «воронке». Человек шесть нас запихали. Не так страшно, как обидно, гадко, унизительно. Да и попе жестко – до боли трясет, не зря «козлом» сей транспорт называют. В отделении сержантик спрашивает у нас фамилию, имя, отчество, адрес, место работы... Потом телефоном по ЦАБУ (центральному адресному бюро) сверяет. Звонит, назовет фамилию и в трубку: «Разумеется» – и мерзко так с прищуром улыбается, сразу ясно, что графу «национальность» ему зачитали. К Паше Пайкину, давнишнему отказнику, племяннику известного еврейского композитора, помнится, прицепился этот гаденыш: «Сколько тебе, говоришь? А выглядишь на все 60. Вон, весь седой уже. Ты смотри у меня, будешь так бузить – скоро окочуришься совсем». Переписали, выпустили. Мокрый грязный асфальт, холод, моросит... Куда теперь? Отпраздновали... Скорее к телефону – рассказать и расспросить, с кем что и как. «Володю Городницкого, (сына известного барда) тоже задержали и пока не выпускают. Поеду его родителей утешать», – это Оля Эрлих мне по телефону. Грустно было. Один поплелся домой. С Володей Кизельштейном, хозяином той квартиры, мы потом завещание вместе подписали, чтобы, «если что», в Эрец Исроэль бы нас похоронили. Жаль, говорят, он в Америку уехал, а то бы мы с ним повспоминали…

1983
Пуримская облава

Вспоминает раввин Хаим Бурштейн

Евреи СССР Пурим в Ленинграде начало 80-хХаим Бурштейн с раввином Цви Вассерманом в своей ленинградской квартире

В 1983 года у нас дома на ул. генерала Симонюка был пуримшпиль. В нашу небольшую квартиру набилось около 50 человек. Из артистов, помню, был учитель иврита Александр Чудновский, мой хеврута Элиэзер Ксидо и его будущая жена Элла. Сам Пуришмпиль был необыкновенно смешным: действие происходило в персидском государстве, при этом текст был написан советским «газетным» языком. Помню, было что-то на тему того, что в Персии борются за повышение надоев и урожай кукурузы с полей. Когда пуримшпиль закончился, русские соседи сообщили нам, что приехали несколько машин, и на лестнице уже стоят «лица в штатском» и милиция. Половине гостей терять было нечего – они и так уже успели как следует «засветиться». Они вышли к представителям власти и были ими переписаны: Миша Цивин, Авраам Шмулевич (широко известный как Авром бен Авром), Яков Городецкий и многие другие. Остальным гостям Пурима попасть в список очень не хотелось, и решение было найдено. Хозяева дома – мои родители, я, сестра – погасили свет и ушли из дома. Милиция и дружинники покинули наш подъезд и уехали. Через полчаса мы вернулись и освободили всех скрывавшихся.

В целом положение нам казалось безнадежным, никто не верил в возможность спасения из этой страны. И такие встречи, когда евреи собирались все вместе, придавали нам сил, доказывали, что мы не одни, что у нас есть группа единомышленников.



Вконтакте
Facebook

Все
В Петербурге
В мире
10 апреля 2017
07 апреля 2017
06 апреля 2017
24 февраля 2017
23 февраля 2017
15 февраля 2017
25 декабря 2016
21 декабря 2016
16 декабря 2016
04 ноября 2016
27 сентября 2016
23 сентября 2016
18 апреля 2016
10 марта 2016
23 февраля 2016
15 февраля 2016
05 февраля 2016
21 января 2016
11 января 2016
06 января 2016
04 января 2016
23 ноября 2015
18 ноября 2015
31 октября 2015
26 октября 2015
09 сентября 2015
26 августа 2015
24 июля 2015
29 мая 2015
30 апреля 2015
24 апреля 2015
15 апреля 2015
14 апреля 2015
25 марта 2015
24 марта 2015
27 февраля 2015
25 февраля 2015
18 февраля 2015
09 февраля 2015
26 января 2015
20 января 2015
25 декабря 2014
11 декабря 2014
09 декабря 2014
01 декабря 2014
17 ноября 2014
06 ноября 2014
30 октября 2014
15 октября 2014
11 сентября 2014
08 сентября 2014
05 сентября 2014
04 сентября 2014
22 августа 2014
21 августа 2014
13 августа 2014
12 августа 2014
08 августа 2014
12 июня 2014
14 апреля 2014
11 ноября 2011