25 сентября 2017 / 5 тишрея 5778

Йом Кипур 30 сентября

24.03.2016

Киномассовка-потасовка и хупа без раввина

Пурим в воспоминаниях ленинградцев. Конец 80-х

1987
Телевизионный Пурим

Вспоминает д-р Александр Шейнин

Евреи СССР Пурим в Ленинграде конец 1980-х Д-р Шейнин с ножом моэля и двумя учениками-врачами: справа Борис Бавер, слева – Реувен Кипервассер. Конец 80-х

Мой последний Пурим в ленинградской синагоге запомнился мне неожиданной киномассовкой, едва не переросшей в потасовку. В тот вечер религиозная молодежь, активисты-отказники, как обычно, собрались в Малой Синагоге. Праздничное настроение витало в воздухе: все хитро улыбались, шутили, кое-кто держал в руках заветные пакетики с заготовками к пуримскому «фарбрингену», словом, ждали сигнала.

Внезапно поступил приказ от тогдашнего раввина Хаима Левитиса:

– Немедленно перейти всем собравшимся в Большую Синагогу – молиться всем вместе. Многие стали возражать: не хотелось менять уютный, интимный, пропитанный сердечным теплом дом на холодный пустынный официоз. Уговоры и переговоры шамесов с раввином не помогли, и тогда в малом зале отключили свет. Пришлось подчиниться.

В большом, почти пустом, ярко освещенном зале уже находился десяток пожилых прихожан, рассеянных по скамейкам там и сям, а среди них примерно такое же количество незнакомых и явно инородных личностей устанавливали прожектора и телекамеры. Стало ясно – предстоял спектакль.

Мы бросились к раввину:

– Не намерены молиться напоказ!

А он:

– Во время чтения Мегилы, обещаю, снимать не будут.

Расселась наша компания чуть с краю, но кто-то, помню, так и не согласился.

При первых же словах Мегилы внезапно вспыхнули прожектора, ослепили, зажужжали камеры!

Операторы засуетились, задвигались, стали наезжать на лица «крупным планом»!

Стало не до молитвы. Слишком хорошо было испытано на себе да на трагедиях близких то, чего на самом деле стоила цинично декларируемая «свобода совести», чтобы поверить в невинность обьявившихся гостей.

Может, Синагога придавала чувство уверенности и защищенности; а, может, сознание правоты, обида на обман, проснувшаяся гордость, да и сам контекст Пурима предполагали необычную развязку событий?

Короче (и что это случилось со мной?!), неведомая сила сорвала меня с места и я, как Дон Кихот на мельницу, бросился на ближайшую телеустановку! Оператор ухватился за нее, не давая завалить. Я вцепился одной рукою в бесцветный наглый глаз объектива, пытаясь вырвать его прочь, другою – отчаянно дергал какой-то кабель или шнур. Потом юпитеры погасли, началось шипение и гул, чьи-то реплики, крики, призывы к совести...

Я понял, что пора ретироваться. В ближайшей программе новостей говорили о свободе вероисповедования и в доказательство показали несколько, почему-то очень коротких, кадров с празднования Пурима в ленинградской Синагоге.

Примерно в то же время предвкушения перестройки был знаменитый телемост с отказниками, собравшимися на некой московской квартире. Недоверие к власти и нежелание сотрудничать с нею, улучшать ее политический имидж, изображая «гласность», выразилось в том, что прибывшие на телемост отказники демонстративно молчали перед камерами.

Мой синхронный пуримский протест оказался экспрессивней!

Вспоминает Лев Файн:

Когда в Большом зале Синагоги в Пурим установили телекамеры, мы наотрез отказались участвовать в съемках. 8-9 человек из нашей компании, в том числе и я, скрылись в Малой Синагоге. Пришла сторожиха с собаками, пыталась нас прогнать. Мы заявили, что никуда не уйдем. Всем было грустно, мы решили, что остались без чтения Мегилы, ведь никто из нас читать ее не умел. Но вдруг, как по волшебству, в Малой Синагоге появились два американских парня из «Ешива Юниверсити». Один из них взял Мегилу и прочитал ее для всех! Самое смешное, что он оказался моим тезкой – у него была фамилия Файн.

1989
«Раввин что, уже начал праздновать?»

Евреи СССР Пурим в Ленинграде конец 1980-х Хупа Мирьям Авиталь и Бориса

Вспоминает Мирьям Авиталь Малкин

Мы пришли сдаваться на хупу в ленинградскую Синагогу. Дело было как раз перед Пуримом, может, дня за три. Договорились с раввином. Сидим в вестибюле Синагоги, ждем-ждем, а раввина все нет. Приходит какой-то дедушка и извиняющимся тоном произносит: «Раввин очень занят, скоро Пурим… Просит подождать». На что мой муж немного ошалело предполагает: «А почему раввин не может сейчас? Он что – уже начал праздновать?».

(От редакции: Мирьям Авиталь и ее муж Борис познакомились в ленинградской Синагоге на празднике Симхат Тора).



Вконтакте
Facebook

Все
В Петербурге
В мире
20 сентября 2017
19 сентября 2017
14 сентября 2017
18 августа 2017
10 апреля 2017
07 апреля 2017
06 апреля 2017
24 февраля 2017
23 февраля 2017
15 февраля 2017
25 декабря 2016
21 декабря 2016
16 декабря 2016
04 ноября 2016
27 сентября 2016
23 сентября 2016
18 апреля 2016
10 марта 2016
23 февраля 2016
15 февраля 2016
05 февраля 2016
21 января 2016
11 января 2016
06 января 2016
04 января 2016
23 ноября 2015
18 ноября 2015
31 октября 2015
26 октября 2015
09 сентября 2015
26 августа 2015
24 июля 2015
29 мая 2015
30 апреля 2015
24 апреля 2015
15 апреля 2015
14 апреля 2015
25 марта 2015
24 марта 2015
27 февраля 2015
25 февраля 2015
18 февраля 2015
09 февраля 2015
26 января 2015
20 января 2015
25 декабря 2014
11 декабря 2014
09 декабря 2014
01 декабря 2014
17 ноября 2014
06 ноября 2014
30 октября 2014
15 октября 2014
11 сентября 2014
08 сентября 2014
05 сентября 2014
04 сентября 2014
22 августа 2014
21 августа 2014
13 августа 2014
12 августа 2014
08 августа 2014
12 июня 2014
14 апреля 2014
11 ноября 2011