1 мая 2017 / 5 ияра 5777

02.04.2015

«Притупить зубы» или обнять?

Раввин Цви Пинский – о «четырех сыновьях» пасхальной Агады. Что эти образы символизируют и чему нас учат?

Откуда взялись «четыре сына»

«Четыре сына» – мудрец, злодей, простак и не умеющий задать вопрос – известнейшие герои пасхальной Агады.

В иллюстрациях к Агаде их рисуют на самый разный лад и манер. Образам «четырех сыновей» посвящено множество комментариев.

Песах исход из египта

Первый сын, мудрец, задает толковые и дельные вопросы о сути Песаха. Согласно Агаде, мы должны ему все подробно рассказать и пояснить.

Сын-злодей зловредно интересуются: «Что это за служба у вас?». Возмущение вызывает уже сама постановка вопроса: «у вас», а не «у нас», этим он как бы противопоставляет себя всему еврейскому народу. Такому сыну, согласно Агаде, нужно «притупить зубы», популярно объяснить, что если бы он жил во времена Исхода, то так и остался бы в Египте.

Сын-простак глазеет на происходящее и наивно спрашивает: «Что это?».

У четвертого сына даже и вопросов нет. Он просто не знает, что спросить.

Песах исход из египтаОткуда берутся образы «четырех сыновей»? В Торе есть 4 стиха, в которых говорится об обязанности рассказать нашим детям о событиях Исхода из Египта. В интерпретации составителей Агады, каждый из этих отрывков намекает на одного из четырех сыновей.

1. «Когда спросит тебя сын твой в будущем, говоря: что это за откровения и уставы и законы, которые заповедал вам Г-сподь, Б-г ваш?» (Дварим 6:20). Это мудрый сын.

2. «И когда скажут вам дети ваши: что это за служение у вас?». (Шмот 12:26). Это сын-злодей.

3. «И вот, когда спросит тебя в будущем сын твой, говоря: что это?» (Шмот 13:14). Это сын-простак.

4. «И скажи сыну твоему в тот день так: это ради того, что сделал со мною Г-сподь при выходе моем из Египта». Это сын, не умеющий задать вопрос.

В большинстве иллюстраций четвертого сына изображают несмышленым малышом. Но, как мы увидим далее, в образе «четвертого сына» имеют значение другие категории, нежели возраст или интеллект.

Какой сын самый плохой?

Комментируя образы «четырех сыновей», Любавический Ребе говорит о том, что порядок, в котором они названы, не случаен. Казалось бы, мудрый сын – это лучший сын, идеал. Значит, на другом конце шкалы должен быть злодей? Но почему-то злодей оказывается рядом с мудрецом. Дело в том, что злодей – это не самый плохой вариант. Он хотя бы испытывает в связи с Песахом эмоции, пусть и негативные. Куда хуже тот, кто даже не задает вопрос. Он не отказывается от традиций, ничего не отвергает и не отрицает. Ему все равно. И даже хуже, чем «все равно». Он просто никак не сопрягает себя с происходящим.

Песах исход из египтаПедагогические уроки Агады

Из образов сыновей комментаторы выводят важные принципы, во многом предвосхищающие основы современной педагогики.

Первый вывод заключается в том, что все наши дети разные, и к каждому нужно искать индивидуальный подход.

Еще одна важная вещь, которой учит нас Агада: в воспитании не все бывает идеально. У нас может вырасти даже сын-злодей. И все равно он – сын!

Мудрого сына мы сажаем рядом со злодеем. Почему? Потому, что, если ты мудр, ты несешь ответственность за своего брата.

Четыре сына и четыре вида растений

В одной из своих бесед Любавический Ребе проводит интересную параллель. В Песах мы говорим о «четырех сыновьях», а в Суккот у нас есть «четыре вида растений». Параллель очевидна. Этрог, обладающий вкусом и запахом, символизирует «идеального человека», мудреца и праведника. Ему противостоит ива, лишенная вкуса и запаха. Она далека от идеала, но точно так же нужна для исполнения заповеди!

В пасхальной Агаде со злодеем поступают сурово: мы должны «притупить ему зубы», т.е. дать жесткую отповедь, «оттолкнуть» от себя. В Суккот же мы злодея принимаем и «обнимаем». Почему?

Дело в том, говорит Ребе, что сущность Песаха и Суккота разная. Суккот приходит после Рош Ашана и Йом Кипура. Поэтому Песах – это состояние до тшувы (раскаяния), а Суккот – после тшувы.

Отсюда мы тоже делаем несколько важных выводов. Если у нас есть «сын-злодей», мы должны внешне проявить качество «гвура», строгость. Но в конце пути мы должны его «принять и обнять». Временная суровость Песаха должна разрешиться полным принятием в Суккот, и путь этот лежит только через любовь.

Песах исход из египта

«Один, один, один, один»

Агада, говоря о четырех сыновьях, формулирует это очень своеобразно: «Один – мудрец, и один – злодей, и один – простак, и один – который не умеет спрашивать».

Зачем вот это настойчивое повторение: «Один, один, один…»?

Ребе объясняет так: «один» – на святом языке «эхад», это слово отсылает нас к молитве «Шма»: «Слушай, Израиль, Б-г наш, Б-г один (эхад)». Один – это намек на Вс-вышнего. Мы должны помнить, что у каждого из наших, таких разных, детей внутри есть «эхад», Вс-вышний. И это – то общее, что их роднит. Твой ребенок, и любой еврей, – подарок от Б-га, в нем есть «эхад».

Песах исход из египта

Четыре сына – четыре поколения

В своих комментариях к Агаде рав Исраэль-Меир Лау, бывший главный раввин Израиля, говорит интересную вещь: Агада предвосхищает историю евреев до 20 века. Четыре сына – это четыре поколения.

«Мудрый сын» – это поколение наших предков до конца 19 века. Они выросли в соблюдающих семьях. Исход из Египта был для них истинной радостью. Тора для них была жива.

«Злодей» – это поколение пришедшее им на смену. Это поколение «измов» (социализм, сионизм…). Образно говоря, это те люди, которые, сев на пароход в США, выбросили в океан свой тфилин.

«Простаки» – дети «злодеев». Они не видели ничего еврейского в домах своих родителей. Но у них еще оставались бабушки и дедушки, которых можно было спросить: «Что это?».

«Не умеющие задать вопрос» – это дети «простаков». Ни их деды, ни их родители ничего не знают о еврействе, и у них самих не осталось никаких вопросов.

Агада учит нас: эти люди сами ни о чем нас не спросят. Наша задача – подойти к ним и «распахнуть перед ними дверь» в еврейство.

Пятый сын

Любавический Ребе говорит, что Агада умалчивает об еще одном, пятом, сыне. Это тот сын, который вообще не пришел на пасхальный Седер. И задача нашего поколения – сделать так, чтобы этот сын все-таки пришел и узнал об Исходе.

Песах исход из египта

«Четыре сына» – это каждый из нас

«Четыре сына» – это, вполне возможно, один и тот же человек. В каких-то вещах мы мудрецы, в каких-то – злодеи, простецы, не умеющие задать вопрос… Это образ человечества в целом. И в пасхальный вечер каждый из нас должен выйти из своего Египта, из своих личных ограничений, и перейти на высший уровень, чтобы получить Тору на горе Синай.



Вконтакте
Facebook

ЦЕНТР ИЗРАИЛЬСКОЙ МЕДИЦИНЫ Остеопат из Израиля Канцепольской
Все
В Петербурге
В мире
10 апреля 2017
07 апреля 2017
06 апреля 2017
24 февраля 2017
23 февраля 2017
15 февраля 2017
25 декабря 2016
21 декабря 2016
16 декабря 2016
04 ноября 2016
27 сентября 2016
23 сентября 2016
18 апреля 2016
10 марта 2016
23 февраля 2016
15 февраля 2016
05 февраля 2016
21 января 2016
11 января 2016
06 января 2016
04 января 2016
23 ноября 2015
18 ноября 2015
31 октября 2015
26 октября 2015
09 сентября 2015
26 августа 2015
24 июля 2015
29 мая 2015
30 апреля 2015
24 апреля 2015
15 апреля 2015
14 апреля 2015
25 марта 2015
24 марта 2015
27 февраля 2015
25 февраля 2015
18 февраля 2015
09 февраля 2015
26 января 2015
20 января 2015
25 декабря 2014
11 декабря 2014
09 декабря 2014
01 декабря 2014
17 ноября 2014
06 ноября 2014
30 октября 2014
15 октября 2014
11 сентября 2014
08 сентября 2014
05 сентября 2014
04 сентября 2014
22 августа 2014
21 августа 2014
13 августа 2014
12 августа 2014
08 августа 2014
12 июня 2014
14 апреля 2014
11 ноября 2011
Гостевой дом Архивный поиск