20 июля 2017 / 26 таммуза 5777

19.07.2007

17 лет и 400 номеров сравнялось газете «Ами»!

О том, как Яков Цукерман заставил фашистов и «памятников» торговать еврейской газетой. Самое известное для петербургских евреев слово на иврите – разумеется, после «Шалом», – это «Ами», «Народ мой». И даже если не каждый знает, как это слово переводится, все равно у всех оно на слуху.

И все это – стараниями Якова Николаевича Цукермана, создателя и главного редактора одной из первых в России еврейской газеты «Ами». На днях вышел юбилейный – четырехсотый – номер этого замечательного издания. О том, как все начиналось – а было это в уже далеком 1990-м году, когда еще существовали Горлит и цензура – рассказывает Яков Николаевич Цукерман:

Фото Ю.А. Алейникова

 

«Еще скажут, что мы тут разводим сионизм!»

– С первым номером первой в России еврейской газеты «Ами» мы с Борей Неплохом пришли в Главлит (так называлась тогда цензура). Там уже царило чемоданное настроение – все понимали, что организацию скоро упразднят. Нас встретили веселые ребята лет 35, здоровые, физкультурники, бывшие комсомольцы. Показываю им оригинал-макет. «Что, евреи, уже газету выпускать собрались? – принялись ерничать они. – Небось, под компартию подкапываетесь? Ленина хулите? – «Нет, евреи – это не партия, а такого парня, Ленина, мы не знаем», – отвечал я им. Надо сказать, они честно прочли весь номер от корки до корки, поставили на каждой странице штамп и закорючку. И с этим я отправился искать типографию, чтобы выпустить тираж. И тут началось: как назло, всюду директора типографий оказывались евреями. «Молодцы, ребята! – восхищались они. – Еврейскую газету замутили!». И тут же оговаривались: «Морально мы «за». Но печатать это у себя не будем. А то еще скажут про нас, что мы тут разводим сионизм! И партбилет – на стол!» Так мы промыкались две недели.

«Принесите мне письмо от какого-нибудь начальника!»

– В конце концов, пришли в главную, обкомовскую, типографию на Фонтанке. Там печатались все городские газеты. Начальником газетного цеха был Иван Никифорович Иванов – двухметровый мужик в тельняшке, на руке – якоря. Он выслушал нас и поинтересовался: «А кто за вами стоит? Из властей кто вас поддерживает? Никто? Так не годится. Принесите мне письмо от какого-нибудь начальника, чтобы я понял, что он за вас отвечает. А иначе не возьму!» А у меня был приятель, депутат Нестеров. Он выхлопотал мне нужную бумажку. На ней было написано – как курица лапой, без всякой печати: «Прошу помочь энтузиастам еврейского культурного общества. Председатель Ленсовета Собчак». С этой бумажкой я пришел к Иванову, а на следующий день уже забрал весь тираж – пять тысяч экземпляров. Мы поставили наших людей по всему Невскому, и газету расхватали за несколько часов.

400 номеров тому назад…

– Прекрасно помню содержание того, самого первого номера. Там был рассказ и фоторепортаж о выпуске первой еврейской школы при Синагоге (ныне 224 еврейская школа – ред.) Еще был широкий столбец еврейских новостей со всего мира за последние полгода. Был полудетективный рассказ про наследство Ротшильдов, обнаруженное в Петербурге, перепечатка из библиотеки Алия. Был материал по истории Израиля. Надвигался Пост 9 Ава, и я разместил статью раввина Грузмана об этом дне.

«Какого хрена ты деньги принес?»

– Деньги на первый номер мне дали отказники. И когда я получил за него выручку, то пошел им эти деньги возвращать. «Здорово! – сказали они. – А на второй номер у тебя деньги есть? Нет? Тогда какого хрена ты это принес?» И я сделал второй номер – уже не на четырех полосах, а на восьми. С ним мы снова пришли к Иванову. Он спрашивает: «А где письмо?» Мы страшно удивились: «Думаешь, Собчак на каждый номер будет отдельное письмо давать?» – «Ничего не знаю, давайте письмо!» В общем, мы плюнули и нашли в пригороде крохотную типографию с линотипом 1924 года, горячим набором и «бесстрашным» директором, с которым расплачивались «налом». Потом мы еще раз пять меняли загородные типографии и линотипы, пока через четыре года не вернулись в главный городской газетный комплекс, где и печатаем нашу «Ами» по сей день.

Еврейские 007

– Поначалу у «Ами» был статус частного издания: частная газета Неплоха, Цукермана и Левина, так и зарегистрировали в Юруправлении при Ленсовете. Нас зарегистрировали в первый заход в начале августа 1990 года, регистрационным номером «Ами» был 007! Потом, через 2 года, газету перерегистрировали на журналистский коллектив редакции, состоявший на тот момент из одного меня, и Еврейскую ассоциацию СПб.

Как общество «Память» торговало еврейской газетой

– С «Ами» связано много забавных историй. Вот одна из них. Вначале местом постоянной продажи «Ами» был участок перед Гостиным двором, где торговали всей неформальной прессой, в том числе и юдофобской. Продавала газеты Валя. И вот она звонит мне и со слезами рассказывает: приходил хозяин этого пятачка, «главный фашист», и распорядился: «жиды – вон». На следующий день прихожу туда сам. Часов в 11 утра является «главный фашист» – громила лет 25, ростом под два метра с открытой улыбчивой физиономией. Одет во все черное: сапоги, галифе, рубашка, портупея. Подхожу к нему: «Ты тут главный? Почему не разрешаешь торговать еврейской газетой?» Он на это: «Нам с жидами не по пути, жиды у меня торговать не будут».– «А ты эту газету читал?» – «А зачем?» – Тогда я его спрашиваю: «Хочешь, чтобы жиды свалили из России к едреной матери?» – «Зер гут!» – обрадовался он. – «Так прочти! Мы ведь этого как раз и добиваемся!» Надо сказать, что этот номер был как нельзя более удачным: там была статья о том, куда подавать документы на отъезд, инструкции отъезжающим… «Главный фашист» честно прочел весь номер. И вынес свой вердикт: «Зер гут». После этого подошел к своим ребятам и сказал: «Эта газета должна здесь продаваться! Проверю лично!» Доходило до того, что Валя, уходя на обед, оставляла «патриотам» газету – они ею торговали и выручку отдавали до копеечки!

Блиц-интервью с Яковом Цукерманом:

– Яков Николаевич, согласно еврейской традиции, число 400 связано со сглазом. А Вы не боитесь, что «Ами» кто-нибудь сглазит?

– Ничего не боюсь, ведь очень скоро выйдет следующий, четыреста первый номер!

– Цукерман – такая «сладкая» фамилия, а Вы можете сказать о себе, что у Вас сладкая жизнь?

– Что нет, то нет. Ведь до того, как переквалифицироваться в журналиста и «профессионального еврея», я 27 лет проработал физиком и даже защитил кандидатскую. А уж какая там у физика жизнь!

– Вы гордитесь тем, что Ваша газета – одна из старейших еврейских изданий в постсоветской России?

– Конечно! Ведь это сейчас в Петербурге столько разных еврейских организаций. А до этого долгие годы у нас не было ни Джойнта, ни Сохнута, ни Хэсэда – была только Синагога, а потом и газета «Ами»!



Вконтакте
Facebook

Все
В Петербурге
В мире
10 апреля 2017
07 апреля 2017
06 апреля 2017
24 февраля 2017
23 февраля 2017
15 февраля 2017
25 декабря 2016
21 декабря 2016
16 декабря 2016
04 ноября 2016
27 сентября 2016
23 сентября 2016
18 апреля 2016
10 марта 2016
23 февраля 2016
15 февраля 2016
05 февраля 2016
21 января 2016
11 января 2016
06 января 2016
04 января 2016
23 ноября 2015
18 ноября 2015
31 октября 2015
26 октября 2015
09 сентября 2015
26 августа 2015
24 июля 2015
29 мая 2015
30 апреля 2015
24 апреля 2015
15 апреля 2015
14 апреля 2015
25 марта 2015
24 марта 2015
27 февраля 2015
25 февраля 2015
18 февраля 2015
09 февраля 2015
26 января 2015
20 января 2015
25 декабря 2014
11 декабря 2014
09 декабря 2014
01 декабря 2014
17 ноября 2014
06 ноября 2014
30 октября 2014
15 октября 2014
11 сентября 2014
08 сентября 2014
05 сентября 2014
04 сентября 2014
22 августа 2014
21 августа 2014
13 августа 2014
12 августа 2014
08 августа 2014
12 июня 2014
14 апреля 2014
11 ноября 2011