23 июня 2017 / 29 сивана 5777

25.10.2006

Вера Кнорринг – русская хранительница еврейских ценностей

Несколько дней назад в Синагоге побывала Вера Кнорринг - хранитель фонотеки еврейской музыки при Петербургском институте иудаики и одновременно сотрудник Публичной библиотеки, ведающий в числе прочего и огромной коллекцией еврейских книг

Вера знает иврит и идиш, прекрасно разбирается в еврейской музыке, и фамилия у нее, казалось бы, весьма говорящая. Но при этом по национальности она русская.

С Верой Кнорринг о ее призвании и необычной судьбе беседует редактор Информационного отдела синагоги Анна Бродоцкая.

- Если честно, слово «хранитель» вызывает у меня самые возвышенные ассоциации. Сразу приходит на ум нечто сакральное и мистическое, наподобие «хранителей кольца». А что на самом деле предполагает должность «хранителя фонотеки»?

- Ну, в этом никакой мистики нет. Хранитель фонотеки – это человек, который должен хорошо знать хранимое, приумножать его, следить за сохранностью и всячески пропагандировать.

- Как Вы стали хранителем?

- Фонотеку передал мне бывший ее хранитель Михаил Борисович Баргман – светлой души человек. Как только я оказалась в стенах Петербургского института иудаики и увидела фонотеку, то сразу поняла, что в этом мое призвание.

- Что привело Вас в Институт иудаики?

- А вот здесь как раз и начинается мистика. Еврейских кровей у меня нет, я из старинного рода фон Кноррингов, представители которого перебрались в Россию во времена Петра I. Воспринимаю себя как русского человека. Но в какой-то момент у меня появилась непреодолимая тяга изучать иврит. И меня на это благословили!

- Благословили? Кто?

- Одно время я совмещала работу в Публичке с должностью гардеробщицы в Филармонии. Там вместе со мной работала Прасковья Ивановна Королева – редкая женщина. Она меня и благословила, сказав: «Иди учи иврит! Еврейский язык – это хороший язык!» Прасковья Ивановна много лет прожила в еврейской семье, собственно, эта семья и помогла ей получить хоть какое-то образование. На протяжении пятидесяти четырех лет Прасковья Ивановна работала гардеробщицей в Филармонии. Без нее не обходился ни один концерт! И вот она буквально вытолкала меня учить иврит. Я начала ходить в «Халом», а потом, в 1998 году, попала в ученицы к Борису Остреру. Он давал иврит очень глубоко – не только для разговора, но и для чтения, для интеллектуального удовольствия. Потом даже образовалась группа по изучению библейского иврита.

- Ну а идиш откуда знаете?

- Как-то раз я пошла на лекцию к Валерию Дымшицу, там меня пригласили в ПИИ, и я стала изучать также и идиш.

- И у Вас ни разу не возникло ни колебания, ни сомнения в правильности своего выбора?

- Ну почему же, всякое бывало. Однажды под Великий пост (а я православный человек!) я сказала: «Я здесь (в ПИИ) не пойми кто! Я ухожу!» Но меня одна из сотрудниц остановила на лестнице и сказала: «Не уходите, вы это слишком любите!» И я вернулась. А потом меня даже в церкви – Смоленке – благословили изучать иврит. Там удивительные люди, они не видят никаких противоречий между православием и изучением еврейской культуры.

- А официально у Вас какое образование?

- Образование у меня библиотечное, я закончила Институт культуры. Защитила кандидатскую диссертацию на тему «Издательская деятельность Общества распространения просвещения между евреями России». Научилась работать с еврейской книгой, чем и занимаюсь сейчас в Публичке. Уже став кандидатом наук, я поступила на обычную библиотечную должность, чтобы заниматься тем, что я люблю. Сейчас, к примеру, я составляю электронный каталог книг на идише, ведь пока что так мало людей знает, какое это чудо!

- Осталось только выяснить, откуда у Вас столь глубокие познания в сфере еврейской музыки.

- Ну что Вы хотите, не зря же я столько лет работала в Филармонии! Если бы не эта работа, к примеру, я ни за что не попала бы на концерт легендарного кларнетиста-клейзмера Гиора Фейдмана, а так два раза была!

- Легко ли быть хранителем еврейской музыки?

- Знаете, это очень ответственное дело. Во вверенной мне фонотеке хранятся по-настоящему уникальный записи. Это и записи выдающихся канторов XX века, и мелодии еврейской литургии, есть у нас даже и кассета песен Виленского гетто. К сожалению, многие носители в ужасном состоянии: кассеты размагничены, звук наполовину стерт. Их необходимо отцифровать, но на это нужны большие деньги. Я пытаюсь найти спонсоров, надеюсь, что со временем мне это удастся. - Удачи Вам! Спасибо за беседу.



Вконтакте
Facebook

ЦЕНТР ИЗРАИЛЬСКОЙ МЕДИЦИНЫ Гостевой дом
Все
В Петербурге
В мире
10 апреля 2017
07 апреля 2017
06 апреля 2017
24 февраля 2017
23 февраля 2017
15 февраля 2017
25 декабря 2016
21 декабря 2016
16 декабря 2016
04 ноября 2016
27 сентября 2016
23 сентября 2016
18 апреля 2016
10 марта 2016
23 февраля 2016
15 февраля 2016
05 февраля 2016
21 января 2016
11 января 2016
06 января 2016
04 января 2016
23 ноября 2015
18 ноября 2015
31 октября 2015
26 октября 2015
09 сентября 2015
26 августа 2015
24 июля 2015
29 мая 2015
30 апреля 2015
24 апреля 2015
15 апреля 2015
14 апреля 2015
25 марта 2015
24 марта 2015
27 февраля 2015
25 февраля 2015
18 февраля 2015
09 февраля 2015
26 января 2015
20 января 2015
25 декабря 2014
11 декабря 2014
09 декабря 2014
01 декабря 2014
17 ноября 2014
06 ноября 2014
30 октября 2014
15 октября 2014
11 сентября 2014
08 сентября 2014
05 сентября 2014
04 сентября 2014
22 августа 2014
21 августа 2014
13 августа 2014
12 августа 2014
08 августа 2014
12 июня 2014
14 апреля 2014
11 ноября 2011
Архивный поиск