23 июня 2017 / 29 сивана 5777

07.04.2016

«В ней сквозил живой воздух еврейства Восточной Европы»

Д-р Валерий Дымшиц делится своими воспоминаниями о прозаике и публицисте Марии Рольникайте, ушедшей из жизни в ночь на 7 апреля. Валерий Аронович хорошо знал ее и вместе с ней издал несколько книг. Буквально вчера вечером он говорил с ней по телефону…

Все, наверное, знают книгу «Я должна рассказать». Это классика литературы о Холокосте, переведенная на 18 языков. Но мало кому известно, что Мария Григорьевна только что подготовила к изданию свою новую книгу – сборник автобиографических рассказов. Книга уже в типографии, готова верстка, пройдены две корректуры… Мария Григорьевна не дожила до ее выхода буквально неделю.

Мария Рольникайте некролог

Мы вместе с ней переводили с идиша и, конечно же, тесно общались. Мария Григорьевна многое мне рассказывала – а рассказчица она была бесподобная. И я все время ее уговаривал, чтобы эти свои устные воспоминания она превратила в текст. Она поначалу сомневалась, но мне удалось ее уговорить. Это сборник рассказов и эссе, причем не о войне и Катастрофе – о детстве, о послевоенной жизни, об общении с ленинградскими писателями (она ведь один из старейших членов петербургского Союза писателей). О Марии Григорьевне в первую очередь принято думать как о свидетеле Катастрофы. Это не совсем справедливо: она была необычайно одаренным литератором. Ее рассказы написаны ярко, фактурно, художественно, совсем не по-стариковски. Я бы сказал, что это очень «мускулистая» проза. Существует немалая дистанция между устным и письменным словом, и с этой задачей – превращением устного рассказа в художественный текст – Мария Григорьевна справилась великолепно. Не считая книги «Я должна рассказать» (она вне конкуренции), этот сборник – лучшее из того, что она написала за всю свою жизнь.

Масштаб ее личности огромен. Она из последних людей, в ком естественно, без анекдотов, ужимок и прыжков сквозил живой воздух еврейства Восточной Европы. Это чувствовалось в том, как она говорила, как шутила, как смеялась. А какая была красивая, как пела! Ровесница Нехамы Лифшицайте, она и сама была невероятно музыкальна, обладала прекрасным голосом, у нее был фантастический репертуар. Мария Григорьевна любила и ценила еврейское слово, букву, песню. При этом она была совсем не религиозным человеком. Однажды она спросила у меня, пощусь ли я на Йом Кипур. Я ответил, что, как ни странно, да (я тоже далек от религии). Она ответила: «А я – нет. Я в своей жизни уже напостилась». Думаю, что после гетто и двух концлагерей она сочла, что некоторые вопросы нужно решать для себя по-другому.

Мария Григорьевна писала на трех языках: русском, идише и литовском. И она не просто знала все эти три языка – она естественно в них существовала и равноправно ими пользовалась. Книга «Я должна рассказать» изначально была написана на идише. Потом Мария Григорьевна сама себя перевела на литовский, и уже после – на русский (при том, что издание на идише вышло позже, чем на русском языке). Она работала до последних месяцев, пока ее окончательно не одолела болезнь.

Диагноз – рак в плохой стадии – ей поставили в декабре. Часы тикали, но сколько ей осталось, никто не знал. Она не хотела, чтобы об ее болезни стало известно, чтобы кто-то ее жалел. Я горько шутил: «Что тут стесняться, рак – не сифилис». Но для нее на самом деле было очень важно, чтобы ее не воспринимали как больную.

Год назад я попросил ее выступить перед учениками 610-й гимназии (а она постоянно выступала перед разными аудиториями, школьниками, студентами, простаивая на ногах по 2-3 часа). И я был сильно удивлен, обнаружив, что ее книгу «Я должна рассказать» читали все мои коллеги – и отнюдь не только евреи. В прошлом году эта книга была переиздана в издательстве «Самокат». Она даже успела съездить в Москву на ее презентацию. Пришло немыслимое количество народу. Люди по два часа стояли за ее автографами.

Мария Рольникайте некрологМария Рольникайте на встрече с еврейской публикой в Большой Хоральной Синагоге. Февраль 2015 г.

Ей все казалось, что тема Холокоста забывается, стирается. Конечно же, это не так. Она все время чувствовала, что должна что-то сделать. И, слава Б-гу, она это сделала.

В феврале 2015 года Мария Григорьевна встретилась с еврейской публикой в петербургской Синагоге. Фотографии с этой встречи Вы можете посмотреть тут



Вконтакте
Facebook

ЦЕНТР ИЗРАИЛЬСКОЙ МЕДИЦИНЫ Гостевой дом
Все
В Петербурге
В мире
10 апреля 2017
07 апреля 2017
06 апреля 2017
24 февраля 2017
23 февраля 2017
15 февраля 2017
25 декабря 2016
21 декабря 2016
16 декабря 2016
04 ноября 2016
27 сентября 2016
23 сентября 2016
18 апреля 2016
10 марта 2016
23 февраля 2016
15 февраля 2016
05 февраля 2016
21 января 2016
11 января 2016
06 января 2016
04 января 2016
23 ноября 2015
18 ноября 2015
31 октября 2015
26 октября 2015
09 сентября 2015
26 августа 2015
24 июля 2015
29 мая 2015
30 апреля 2015
24 апреля 2015
15 апреля 2015
14 апреля 2015
25 марта 2015
24 марта 2015
27 февраля 2015
25 февраля 2015
18 февраля 2015
09 февраля 2015
26 января 2015
20 января 2015
25 декабря 2014
11 декабря 2014
09 декабря 2014
01 декабря 2014
17 ноября 2014
06 ноября 2014
30 октября 2014
15 октября 2014
11 сентября 2014
08 сентября 2014
05 сентября 2014
04 сентября 2014
22 августа 2014
21 августа 2014
13 августа 2014
12 августа 2014
08 августа 2014
12 июня 2014
14 апреля 2014
11 ноября 2011
Архивный поиск