Праздник Шавуот в СинагогеКонцерт «Еврейские хиты + 5»

28 мая 2017 / 3 сивана 5777

Шавуот 31 мая

04.11.2016

«О евреях – с любовью…»

4 ноября исполнилось «шлошим» – 30 дней со смерти петербургского писателя Лазаря Борисовича Ратнера.

Лазарь Борисович Ратнер был веселым человеком. Помню, как в 2002 – 2003 годах он почти вбегал в мой кабинетик в «Хэсэд Авраам» – в те дни «Хэсэд» располагался еще на Большом Сампсониевском. Тогда я редактировала газету «Идуд Хасадим», и Ратнера я сделала в ней ведущим автором.

Лазарь Борисович и двигался, и говорил быстро. Он был смешлив и улыбчив. При встрече всегда тараторил:

– Машечка, привет, я тут новую штучку написал. Давай мы с тобой ее быстренько наберем.

Лазарь Борисович не пользовался компьютером и писал тексты от руки – аккуратным почерком, на листах формата А4. Раз в месяц – когда Ратнер приносил очередной материал в газету, я превращалась в его секретаря-машинистку. И совсем не чувствовала себя униженной: мол, редактор, а занимается набором. Дело в том, что мне было интересно читать, набирая, тексты, которые создавал Лазарь Борисович.

А перо у него было легкое: казалось, Ратнер пишет, как дышит. Но он клялся мне, что переделывает текст много раз. Прямо, как Пушкин, думала я.

Мы общались в течение года примерно раз в месяц – когда он приносил мне свои очерки. Потом я уволилась из «Хэсэда», но мы не теряли друг друга из вида. Лазарь Борисович в это время начал издавать свои книги. И я поняла, что его дарование более масштабное, чем газетное. И да – практически с самого начала общения я осознала: далеко не каждому из тех, кого я знаю, выпало в жизни столько боли и лишений.

В блокаду у Лазаря Борисовича умерли от голода мама и двухлетний брат: у семьи украли карточки. Об этом Ратнер написал повесть «Вы живы в памяти моей», которую опубликовали в 2002 году в журнале «Нева». Без боли невозможно читать о том, как после смерти матери чужие люди уносили младшего брата Гришеньку: «До последнего мига он смотрел на меня печальными глазами. Больше я его не видел. Где, среди каких чужих людей остановилось его маленькое сердце, я не знаю».

В детском доме, куда Лазарь попал после кончины мамы, он столкнулся с антисемитизмом таких же сирот, как он сам. В военные годы Лазарь Борисович принял, наверное, одно из самых важных решений в своей жизни: собрать как можно больше материала о евреях. Антисемитизм однокашников наполнил его любовью и жалостью к своему народу. Знание о Холокосте и послевоенных антисемитских процессах только усилили эти чувства.

И Ратнер начал собирать информацию о соплеменниках. Ее было мало. Эра Интернета еще не наступила. Но терпение и труд все перетрут: постепенно у Лазаря Борисовича собралась целая энциклопедия из книг, газетных вырезок, сведений, добытых по случаю.

После войны жизнь шла своим чередом. Лазарю повезло: его забрал из детдома уцелевший на войне отец. Жизнь с мачехой и отцом-рабочим не была особенно счастливой. Скрашивали ее страсть к литературе и неизменный интерес к еврейской теме. В последнем классе Ратнер привел в ужас учительницу русского и литературы, сказав, что собирается поступать в Ленинградский институт водного транспорта. Педагог не понимала, как такой талант можно зарыть в землю: Лазарь писал замечательные сочинения. Но Ратнер прекрасно осознавал, что на филологическом факультете евреев не ждут.

Лазарь Борисович Ратнер некрологЛазарь Ратнер в молодости

Он закончил вуз. Удачно женился. Родилась дочь Женя. Работал на «Балтийском заводе». Я как-то спросила у Лазаря Борисовича:

– Каким вы были инженером?

Он в ответ рассмеялся:

– Ужасным, Машечка, ужасным. Я целый день делал то, с чем мои коллеги справлялись за час. Работа была для меня мучением.

Свой выход на пенсию Ратнер характеризовал простой фразой:

– На пенсии я жить начал!

И хохотал, как всегда.

После шестидесяти Лазарь Борисович удовлетворил свою страсть к писательству и интерес к еврейству. Он говорил мне:

– Мне еврейской темы до конца моих дней хватит.

Он издал книги «Отчизны дети нелюбимые», «О евреях с любовью», «Презирая праведников», «Прощай, Россия!», «Возмездие, Г-споди, возмездие». Все они – о наших соотечественниках: композиторах и физиках, военачальниках и спортсменах, героях и праведниках, мучениках и счастливцах.

Лазарь Борисович сумел как никто другой рассказать о том, что наши соплеменники сделали для страны.

Лазарь Борисович Ратнер некролог

После того, как я заканчивала набирать текст, Лазарь Борисович весело прощался со мной:

– Ну все, Машечка, я пошел. У метро мороженого себе куплю.

И блаженно улыбался, предвкушая сладкое незамысловатое лакомство – он, как никто, умел радоваться мелочам. Этому его научила жизнь, в которой он страдал от антисемитизма, терял близких и занимался нелюбимым делом.

На одной из книг, подаренных мне Лазарем Борисовичем, надпись, сделанная его рукой: «Умнице, красавице, соплеменнице». Мне очень приятно, что он считал меня умницей и красавицей. Что именно ОН меня такой считал.

Мария Конюкова



Вконтакте
Facebook

ЦЕНТР ИЗРАИЛЬСКОЙ МЕДИЦИНЫ
Все
В Петербурге
В мире
26 мая 2017
10 апреля 2017
07 апреля 2017
06 апреля 2017
24 февраля 2017
23 февраля 2017
15 февраля 2017
25 декабря 2016
21 декабря 2016
16 декабря 2016
04 ноября 2016
27 сентября 2016
23 сентября 2016
18 апреля 2016
10 марта 2016
23 февраля 2016
15 февраля 2016
05 февраля 2016
21 января 2016
11 января 2016
06 января 2016
04 января 2016
23 ноября 2015
18 ноября 2015
31 октября 2015
26 октября 2015
09 сентября 2015
26 августа 2015
24 июля 2015
29 мая 2015
30 апреля 2015
24 апреля 2015
15 апреля 2015
14 апреля 2015
25 марта 2015
24 марта 2015
27 февраля 2015
25 февраля 2015
18 февраля 2015
09 февраля 2015
26 января 2015
20 января 2015
25 декабря 2014
11 декабря 2014
09 декабря 2014
01 декабря 2014
17 ноября 2014
06 ноября 2014
30 октября 2014
15 октября 2014
11 сентября 2014
08 сентября 2014
05 сентября 2014
04 сентября 2014
22 августа 2014
21 августа 2014
13 августа 2014
12 августа 2014
08 августа 2014
12 июня 2014
14 апреля 2014
11 ноября 2011
Гостевой дом Архивный поиск