День еврейской книги 2017

26 апреля 2017 / 30 нисана 5777

13.08.2015

Прошлое и настоящее еврейского фармацевта

В советское время Исаак Григорьевич Гитлин преподавал карате отказникам, не попал в аспирантуру из-за «неправильного профиля», подал документы на выезд в Израиль, чтобы избежать вербовки в «сексоты». В начале перестройки он создал в России первый фармацевтический кооператив, где разработал новый метод производства аскорбиновой кислоты. Сегодня Исаак Григорьевич возглавляет фармацевтическую компанию «НПК ЭХО», является автором более 30 патентов и статей и… получил сертификат кошерности на большую часть своей продукции. Для него это важно: Исаак Григорьевич с течением лет стал соблюдающим евреем.

Вот видео, посвященное кошерным витаминам от Исаака Гитлина

В ответ на просьбе об интервью Исаак Григорьевич попросил паузу в несколько дней… и, со свойственными ему тщательностью и размахом подготовил увлекательный автобиографический рассказ, написанный превосходным литературным языком. Предлагаем этот рассказ вашему вниманию.

Семья и родители

Евреи и медицина. Кошерная фармацевтическая продукцияМой прадед Йеошуа Френкель

«Як Минке скажет, так и будет»

Рождение и жизнь моих родителей выпали на тревожные и страшные времена. Когда моей маме исполнилось 10 лет, её мама, моя бабушка Минке, умерла (по-видимому, от тифа). Мама осталась старшей в семье. У нее был старший брат Иосиф, но в силу своего физического увечья (он был горбатый) все хлопоты по уходу за сестрами Галей и Фаней и братом Хаимом легли на её плечи. Младшая сестра Ася жила в доме деда Йеошуа Френкеля и бабушки Рейзел-Малке.

В местечке Паричи их семью уважали. Наверное, по двум причинам: мой дед Нахем умел лечить рожистое воспаление, а к Минке, как вспоминала тетя Фаня, белорусы приходили по многим вопросам. «Як Минке скажет, так и будет», – говорили они в спорных ситуациях.

Евреи и медицина. Кошерная фармацевтическая продукцияМой дед Нахем Евреи и медицина. Кошерная фармацевтическая продукцияМоя бабушка Минке

Взяли в каждую руку по пятифунтовику и вынесли толпу поляков

Возможно, не последнюю роль играл её брат Лейзер Френкель. Он был чрезвычайно физически сильным человеком. Когда началась Первая Империалистическая война, он на призывном пункте поднял двух докторов, посадив их на стол. Его определили в какие-то конные войска. К середине войны он приехал на побывку с двумя георгиевскими крестами. Последнюю фотографию Лейзера на лошади с наградами его сестра сожгла в 1937 году. Сам он с белой армией в 1919 году из Крыма отплыл в Аргентину. Впрочем, и мой дед принимал участие в этой войне. Он возглавлял санитарную команду из пяти человек. Дед мой тоже был крупным, за 180 см ростом. Дядя Хаим рассказывал, как войска пришли в Польшу. К деду подошел поляк и назвал его жидом. Может, у них в Польше так принято, но – слово за слово – дед пригласил санитарную команду, взяли в каждую руку по пятифунтовику и вынесли всю толпу поляков…

Бегство от бандитов

Но, несмотря на это, когда начались погромы, бандиты ворвались в дом и приставили ружье в голове моей мамы: «Где Нахем прячет золото?». Но все же из уважения к семье убивать детей до поры не стали. Ранним утром моя мама взяла в две руки самое ценное в доме – двух сестер, посадила брата на плечи и бегом в рожь. Как я слышал от моей мамы и сестер, их остановили вооруженные бандиты, но взять было нечего, а невдалеке показалась семья с перинами. «Стой здесь», – приказали бандиты и поехали грабить. Мама не стала их слушать и побежала в рожь. Пули свистели у них над головами – наверное, бандиты так веселились. Дед в это время находился в отлучке. Он торговал скотом. После этих событий дед с братьями собрались и переехали в Крым, в Симферополь. Улица Нижегоспитальная, д. 3. В этом доме дед жил и после отечественной войны. В Симферополе братья организовали макаронную фабрику. Дед записался рабочим к своему брату, чтобы дети не были лишенцами и могли учиться.

Семья отца

О семье моего отца знаю относительно мало. Знаю, что семья занималась коммерцией. Мой отец Гриша и его брат Миша были двойняшками и младшими в своей большой семье.

Старший брат отца Яков к моменту начала Первой мировой войны уже работал приказчиком в лавке. После начала войны ушел на фронт. После окончания войны присоединился к Красной армии и, видимо, погиб. Среднего брата Мотю вначале мобилизовали в войска Деникина, потом в Красную армию. В дальнейшем он получил военное образование и отвоевал еще две войны. Имел много боевых наград, которые у него отобрали в начале пятидесятых и вернули в начале шестидесятых. Брат Борис был болен и в военных событиях не участвовал. Его сын Лева Гитлин отвоевал все войну летчиком. Имел множество боевых наград. Разница в возрасте братьев была настолько большая, что Лева был ровесником моего отца, на несколько лет младше. Мой отец ушел на ленинградский фронт в начале войны. Военные части попали в окружение, но вышли к осени, проблуждав месяц по лесам и болотам. После госпиталя отец был направлен на ленинградский фронт, где его и ранили: сантиметр выше – и я бы не родился. В 1942 году мама получила похоронку на отца. К сожалению, документ не сохранился. В том же году мама нашла отца в госпитале в Свердловске. Он долго не мог говорить. А видеть с тех пор он мог только одним глазом. Поэтому его демобилизовали.

Переезд в Ленинград

Теперь немного подробнее о моей семье. Моя мама в 1931 году переехала из Симферополя в Ленинград. В те времена можно было устроиться домработницей с проживанием. Так мама начала работать в доме профессора Гедалий Давидовича Арановича. Через некоторое время мама поступила на подготовительное отделение рабфака, химическое отделение. Там она весьма преуспевала. Сказывалось и образование, которое она получила в хедере. Через некоторое время мама сумела вызвать в Ленинград Фаину, Галину, Асю и младшего брата Хаима. Все поступили на разные отделения рабфаков. Окончила институт связи им. Бонч-Бруевича только Ася. Остальные сестры вышли замуж. Мама вышла за начинающего коммерсанта Гришу и бросила обучение, о чем, видимо, жалела. Мама родила двух сыновей – Абрама (в дальнейшем его звали Аркадий) и Марика. Началась война, блокада. С последним эшелоном уезжал завод, где большим начальником работал муж Галины. Маму с двумя детьми по каким-то причинам не пригласили, несмотря на то, что у нее были два малолетних сына и муж на Ленинградском фронте. Настояла на решении забрать Лизу с детьми тетя Ася. 

Насыпала сыну полный рот соли…

Так мама оказалась в Свердловске. Двое малолетних детей – Аркадию 6 лет, Марику почти 4 года. На работу не пойти, но выжить надо. Мама опять пошла в дом кухаркой к богатым родственникам. Эти времена мне знакомы по рассказам моего старшего брата Аркадия. Мама у плиты готовит еду, брат просит что-нибудь поесть. Мама объясняет, что это чужое, и она не может ему ничего дать сейчас. «Мама, дай сахар!» – просит брат, показывая на мелкую соль. И получает полную ложку. До чего надо было довести мою добрую маму, чтобы она насыпала ребенку полный рот мелкой соли? А положение было очень тяжелое. Марик заболел. Лекарство купить не на что. Из подработок – приготовление обедов и гадание на картах.

«Лиза, брось на картах». Мама-гадалка

Я помню, как уже в пятидесятые годы к маме ходили соседки и просили: «Лиза, брось на картах». И все хотели на чем-то успокоиться… Однажды я спросил маму: «Как это у тебя получалось гадать во время войны?». «Знаешь, что, сынок, – ответила мне мама, – где что услышишь, где что увидишь, а где и карта скажет». Видимо, это у нее был дар, наследственное от Нахема. В ней было что-то такое, что трудно объяснить, но использовать эти способности она могла только на пользу другим. Себе помочь она не могла. Мой дядя Хаим много лет спустя, когда уже мамы не стало, как-то сказал: «Твоя мама – святая, она защищает три поколения». Поэтому за себя и своих детей я спокоен... Был у меня в жизни такой случай. В начале 50-х у моего отца были крупные неприятности на почве цеховых дел. Сказать по правде, папа был не очень удачлив в бизнесе. Обычно он жалел своих родственников, и они этим пользовались не раз. А отвечать пришлось в этот раз ему одному.

«Ты еврей, а евреи не дерутся»

В нашем дворе я был хулиганом и постоянно дрался. Меня обзывали евреем. Я ни сном ни духом не знал, что это такое, но понимал, что надо драться, – и дрался, иногда сразу с несколькими соседскими детьми. После одной из драк к нам пришли родители обиженных детей и пожаловались маме. Мама посадила меня к себе на колени и тихим голосом объяснила: «Папа у тебя, сынок, – еврей, мама у тебя – еврейка, и ты тоже еврей, а евреи не дерутся». С этого момента у меня как отрезало, я не мог ударить человека. Не думаю, что это так уж хорошо, но мама еще говорила мне: «Сынок, надо учиться – окончишь школу, поступишь в институт, станешь инженером». Видимо, это было для нее очень важно. Так все и получилось.

Как мама нашла в госпитале папу

Мама, получив похоронку на папу, не поверила, она чувствовала: Гриша жив. Видимо она очень любила папу. Мама нашла папу. Госпиталь, где он находился на излечении, был практически на соседней улице. Изуродованное лицо, пуля прошла чуть пониже виска и повредила все, что было ниже. Папа рассказывал: «Врачи вставляли в рот специальную затычку-пробку с отверстием, которая мешала есть, и, самое главное, не давала возможности выпить. Еду давали жидкую, и ее можно было через трубочку с некоторым усилием употребить. А что делать, если выдавали 100 грамм? Через трубочку? В палате с челюстно-лицевыми ранениями папа был не одинок, практически у всех возникали эти проблемы. И решали проблему они на три счета: на раз пробка вынималась, на два рюмка выпивалась, на три – пробка вставлялась обратно. И естественно кто-нибудь следил за входом, ведь пробку категорически запрещали вынимать». После папиного выздоровления дела пошли лучше. Вначале папа получил инвалидность первой группы, но, чтобы получить разрешение на работу, понадобилось ее поменять на вторую. Папа начал работать, достаток в семье увеличился, и в 1943 году родилась моя старшая сестра Мина. Её назвали в честь моей бабушки Минке. Думаю, на это повлияла потеря Марика и то, что у маминой сестры Гали был сын Володя и дочь Мина. У Гали сын и дочь – и у нас не хуже. Что-то похожее случилось и с моим рождением. Галя родила еще одного сына – Семена, и вот у Лизы есть сын Исаак – у нас не хуже! Умерли родители в один день. Вначале папа 1 сентября 1978 года, и ровно через два года, 1 сентября 1980 г., мама. Последнее, что я слышал перед её смертью, – «Гришенька…».

Решение об отъезде

«С вашим профилем в аспирантуру я вас не возьму»

Я получил диплом с отличием и мог рассчитывать, как это обычно практиковалось, что меня оставят на какой-либо кафедре. Инженерно-физико-химический факультет считался сильнейшим по уровню образования и наиболее трудным для обучения, кроме того, я был вторым по баллам на нашем факультете. Все, казалось, шло по известному сценарию. Меня направили на кафедру химической технологии вяжущих, где со мной провел беседу заведующий кафедры профессор М. М. Сычев. Сын Сычева некоторое время учился в нашей группе, но из-за слабой успеваемости взял академический отпуск. Сычев внимательно посмотрел на меня и объявил, что с моим профилем он не возьмёт меня аспирантом на свою кафедру. В этот момент я не понимал, что профессор каламбурит, шутливо намекая на мою национальность. Спустя какое-то время мне объяснили эту известную в 50-е годы фразу. А в тот раз я так и ушел от него, продолжая объяснять, что образование у меня достаточно широкое, и я смогу освоить все, что нужно и т.д. Спустя много лет я готов поблагодарить Сычева, ибо мое призвание, видимо, лежало в другой области.

«Покажите, в какой точке на карте проходит общая граница СССР и Израиля!»

Список персон, которых хотелось бы поблагодарить, не заканчивается на этом субъекте. Очевидно, еще стоит сказать спасибо заместителю директора ГИПХ Сумарокову, который, после безуспешной попытки завербовать меня в сексоты, устроил показательный закрытый судебный процесс (предприятие имело гриф высокой секретности). Меня уволили по статье «сокращение штатов», несмотря на рекомендацию о поступлении в аспирантуру. Мне показалось, что даже прокурору было смешно от этого цирка. Однако мне тогда было совершенно не смешно. Равно как и в тот момент, когда меня под конвоем провели по территории, чтобы я забрал свои личные вещи. На профсоюзном собрании было сказано, что я изменник и скоро из окопов Израиля буду стрелять по своим бывшим товарищам. В этот момент у меня нашелся, как мне кажется, разумный ответ. Я попросил показать, в какой именно точке на карте проходит общая граница Израиля и СССР. Тогда мне показалось, что кто-то улыбнулся моей реплике. Почти месяц до суда, до момента проведения всех формальностей, я приходил к проходной, куда меня не пускали, и сидел в вестибюле. Это, как мне объяснили бывалые люди, не позволяло ставить мне прогулы. Резонанс был большой. За неудачную вербовку и за то, что именно Сумароков своими действиями подтолкнул меня к подаче документов на отъезд в Израиль, его, как я позже слышал, понизили – перевели в старшие научные сотрудники. В те самые старшие научные сотрудники, одним из которых я бы стал (по обещаниям работников спецотдела), если бы ранее примкнул к сексотам.

В отказе

Я упомянул, что мое решение об отъезде в Израиль было как бы вынужденное. Это было, конечно, не совсем так. Вокруг меня все мои друзья и большая часть родственников собирались ехать. Мой дядя Френклах Хаим-Ицхак, младший брат моей мамы, был одним из тех 29 человек, кто сумел через сидение в цепях на Красной Площади выехать в Израиль (о них был впоследствии снят фильм). Помню случай, когда двоюродный брат попросил перевезти некие документы из Питера в Москву. Помню, что повез, помню, что было страшно, помню, что вышел за одну станцию до Ленинградского вокзала. А вот как добирался полдня до квартиры моей тетушки Галины – тоже младшей сестры моей мамы – не помню. В мыслях у меня было: сейчас напишу диссертацию и подам на выезд…. И, когда моя родная сестра подала заявление на отъезд, – вся процедура вербовки и началась. Внутренне я был готов подать заявление и ехать куда угодно, только бы не быть доносчиком.

Грузчик, сторож, кочегар… преподаватель карате для отказников

Сначала я просто перечислю мои должности: преподаватель физики в ХПТУ №11; грузчик ресторана на Балтийском вокзале, сторож автостоянки, кочегар котельной ЦПКО им С.М. Кирова. История каждого трудоустройства и увольнения – это отдельная песня, и, если будет интересно, то я расскажу. Но, как мне кажется, наиболее интересным было то, что я как каратист (к этому времени я уже занимался этим запрещенным в СССР видом борьбы 4 года) устроил тренировки для отказников. Гринберг, мой ученик, находившийся в отказе уже год к моменту моего вступления в отказники, взял надо мной шефство. Он зарабатывал на жизнь пошивом брюк. Однажды он предложил пойти на квартиру к Таратуте. Там происходили различные встречи, часть из которых по каким-то необъяснимым тогда причинам вызывала у меня некий дискомфорт. Помню, однажды два молодых человека с выраженным еврейским акцентом на русском языке, представившись американцами, пытались выяснить у меня, какие секреты я знаю. Несмотря на соблазн прослыть человеком с секретами, я признался, что ничего не знаю.

Итак, я зарабатывал, преподавая каратэ отказникам. Всех своих учеников я не помню, но двоих молодых людей трудно было забыть. Один из них был сын Виктора Корчного, а второй – Михаил Таратута. Сын того самого Тататуты.

Как мы создавали фармацевтическую компанию

Знакомство с Дэвидом Гейманом

Наше сотрудничество с фирмой G&G FOOD SUPPLIES LTD началось еще в 1990 году. Впервые я увидел главу фирмы, Дэвида Геймана, в кабинете генерального директора ВНИИ «ВИТАМИНЫ» Владимира Ивановича Гунара. Не знаю, каким образом, но сразу между нами протянулась некая нить, связавшая нас на многие годы. Дэвид был на самом деле замечательным человеком. Несмотря на мой плохой в то время английский, Дэвид всегда понимал, что я говорю, что называется, «слышал сердцем». Не имея официального образования, этот чрезвычайно эрудированный человек уверенно оперировал современными терминами в области детоксикации организма человека. Он всегда с интересов слушал и вникал в любые идеи и рассуждения. Он действительно был одним из лучших учеников и последователей великого Лафайета Ро́нальда Ха́ббарда.

В настоящее время, даже после ухода Дэвида из жизни, мы продолжаем активно сотрудничать с его фирмой.

Компания G&G, созданная в 1965 году, выпускает большой набор препаратов метаболической терапии, значительная часть которых используется программой детоксикации по «Рону Хаббарду». Направление – метаболическая терапия, было созвучно нашим интересам, и послужило толчком к сотрудничеству с Дэвидом Гейманом. С нашим участием была утверждена и введена в действие в России программа детоксикации по «Рону Хаббарду». Наша фирма обеспечивала программу продукцией компании G&G. Однако, после того, как Минздрав отнес часть наименований из списка компании G&G к лекарственным препаратам, потребовалась их регистрация в этом качестве.

Мы зарегистрировали четыре продукта производства G&G (CAL-M, Лецитин в гранулах, Спешиал KELP, Файбр де-токс). Из остальных препаратов выбрали наиболее значимые для программ детоксикации и, получив «добро» от Дэвида Геймана, организовали их выпуск в РФ. В частности ВИТАМИН В1, Комплекс В-25 – ГИТАГАМП (модифицированный нейропротектором ГАМК). Минеральный комплекс «СЕМЬ ПЛЮС» и ТИШУСОЛТ одобрил лично Дэвид. В 2008 году «ТИШУСОЛТ» был поставлен по заказу фирмы G&G.

Долгий путь

Основными направлениями деятельности фирмы являются научные разработки в области производства лекарственных средств.

С самого первого договора и по настоящее время мы не выполняли договора с государственными структурами. Первые наши работы выполнены по так называемым хозяйственным договорам в 1988 году. Это были разработка метода и устройства для производства глюконата кальция (10000 рублей) для завода «Фармакон» и разработка метода синтеза дихлорацетона, используемого в производстве метотрексата (противораковый препарат) для Щелковского витаминного завода (10000 рублей). Тогда это были неплохие деньги. Мы заключили договор с Уфимским витаминным заводом на разработку метода электрохимического окисления. В наши планы входило развитие технологии до мирового уровня. С этой целью мы истратили большую часть договорных денег (200000 рублей) на приобретение необходимой технологической стадии. С внедрением нашей технологии можно было производить витамин С в три раза дешевле. Был разработан. синтезирован и запатентован новый субстрат пероксидазы для проведения иммуноферментного анализа. Затем начались некоторые трудности. Были и довольно тяжелые времена. У института не было средств для оплаты электричества и отопления. Корпуса стояли без света и тепла. Единственным источником света на Научном проезде был строящийся Газпром. Все проекты были свернуты. Пропали наши инвестиции в новую технологию, как и многое другое, но в больших масштабах.

Но в связи с резким удорожанием перманганата калия (в 20 раз) на Уфимском заводе возник интерес к моей диссертационной работе. Мы подготовили проект и совместно с заводом начали производство витамина С через 3 месяца (когда было надо, все делалось быстро) с использованием нашей технологии. По договору завод обязан был нам выплачивать 10% от получаемой прибыли в виде витамина С. В наши обязанности, помимо авторского надзора, входила задача обезвреживания сточных вод от тяжелых металлов. Как я сейчас считаю, с самого начала у нас были честно заработанные деньги.

Первый и единственный кредит 500000 рублей был получен в Росмедбанке. Выплачен полностью.

Кроме этого мы наладили производство различных витаминных форм для сельского хозяйства. Нашу деятельность мы осуществляли на арендованных у Госимущества площадях Опытного корпуса НПО «Витамины».

Заработанные средства были использованы для развития нашего производства. На начальном этапе мы производили препараты для животноводства. Также была разработана и освоена в опытно-промышленном масштабе технология синтеза триметилгидрохинона - одного из основных полупродуктов в производстве витамина Е. И опять мы передавали взамен импортного сырья на завод «Болоховский химический комбинат» полу-продукт в совместном производстве и получали часть готового витамина Е.

Начиная с 1996 года, мы начали осваивать производство субстанции Пикамилон. В силу стечения обстоятельств, а именно отказ от обязательств наших партнеров от закупки нашей субстанции, мы освоили производство готовых лекарственных форм. Тем не менее, в 1998 году мы оказались на грани закрытия. Помог Фонд И.М. Бортника. Нам была предоставлена беспроцентная ссуда. Это практически спасло нас. С займом мы рассчитались полностью. Мы начали развиваться. Проводились работы по созданию новых форм известных и новых лекарственных средств. На фоне закрытия завода МЭВЗ производство ряда препаратов разработанных в НПО «Витамины» были продолжены нашим коллективом. Мы практически сохранили производство российских препаратов. При этом государство экономило миллионы долларов на импорте. Наши доходы были существенно скромнее.

Наши препараты продавались в аптеках в 6 раз дешевле импортных.

Мы начали производить гормональные формы витамина Д. Эти препараты – Оксидевит и Дигидротахистерол – входят в список жизненно важных препаратов. Производятся в России только нашим коллективом. Являются импорт-замещающими. В настоящее время мы планируем начать производство новейшего препарата Парикальцитола. Препарат важен не только для лечения больных с хроническим заболеванием почек, но и при лечении туберкулеза, профилактики онкологических и аутоиммунных (диабет) заболеваний. Естественно мы являемся конкурентами некоторых зарубежных фирм, поскольку наши препараты дешевле зарубежных аналогов на 600%.

«Маски-шоу». Как мы пережили «наезд» на наш бизнес

В 2001-2002 годах, после декларирования прибыли в 2 миллиона рублей нам предъявили иск на 6 миллионов рублей. На нас «наехала» печально известная в то время 28я Налоговая инспекция. Видимо сработал стереотип: «Они показали большую прибыль – значит, скрыли еще большую». Нам арестовали счет, превратили жизнь в битву. После нашего обращения в арбитражный суд к нам прибыли «маски-шоу». РУБОП заинтересовался нашей организацией, но визит их видимо разочаровал. Суд оказался на нашей стороне. Второй визит «масок-шоу» произошел по просьбе «друзей» в процессе визита ФСКН по поводу использования серной кислоты в производстве. И опять три инстанции Арбитражного суда оказались на нашей стороне, несмотря на очевидный сговор противников с нашим адвокатом, которая предлагала за взятку в 30000 долларов чиновнику, ведущему наше дело, все прекратить. Весь наезд был чрезвычайно подозрительный. Как майор службы мог мне грозить, что не даст нам работать? Казалось, он стоял не на страже законов, а на страже чьих-то конкретных интересов «НЕ дать нам работать». Каждый день – как бой. И надо было сохранить производство. Переместить стадии, которые нам закрыли на наших площадях, в другие производства. Думаю, Б-г был на нашей стороне.

Видимо, несмотря на наш скромный товарооборот, мы вызывали определенный интерес.

Наши разработки

В течение того же времени мы разработали метод получения нового моющего средства. Это средство мы протестировали, и оно оказалось лучше известных марок. Мы провели тестирование в метрополитене с целью замены дорогого и опасного в работе керосина при снятии смазочно-масляных загрязнений. Однако на этом в России все закончилось. У нас появился японский партнер, которому мы продали 15 тонн. Наш продукт превосходил все, что было до сих пор у японцев. Особенно они заинтересовались без-солевым, без-хлорным продуктом. Этот продукт очень эффективен при металлообработке, предотвращает точечную межкристаллическую коррозию. Затем видимо японские ученые научились делать продукт сами. К сожалению, в России продукт не понадобился, достаточно ввозили по импорту.

Тем не менее, мы в то же самое время создали и зарегистрировали новый отечественный препарат «Гитагамп» и препарат «Тиамин хлорид-ЭХО». Препараты весьма эффективны при лечении алкоголизма и наркомании в качестве терапии поддержки. Существенно повышалась эффективность лечения, снимались неприятные побочные явления. Снижалась зависимость от алкоголя и наркотических средств. По материалам исследований напечатано более 10 статей.

В содружестве с научными сотрудниками 1-ой градской больницы мы разработали и запатентовали новое ранозаживляющее средство. К сожалению свободных средств на дальнейшую работу у нас не было. Тем не менее, мы продолжали работы в поиске новых подходов для лечения серьезных заболеваний.

По мотивам работ НПО «Витамины» мы синтезировали новое вещество, обладающее уникальными свойствами. Изучение в ГУ НИИ эпидемиологии и микробиологии имени Н.Ф. Гамалеи свойств этого соединения выявило защитные свойства, позволяющие организму выходить из стрессов различной природы. Происходит улучшение доставки кислорода к важным органам, в том числе к мозгу и сердечной мышце. Вызывает облегчение при дыхании у лиц с проблемами механизмов дыхания. Восстанавливается работоспособность у лиц среднего, старше 55 лет, возраста. Увеличивается скоростная выносливость у спортсменов любого возраста. Есть результаты, позволяющие считать этот продукт радиопротектором. Продукт защищен патентом в России, Европе, Азии, Америке. Продукт перспективен при лечении ишемических заболеваниях и заболеваний нервной системы. Произведенный продукт «Гитагамп-рутин-железо» был зарегистрирован как биологически активная добавка.

В Научном центре неврологии РАН в Отделении бокового амиотрофического склероза и рассеянного склероза проведено изучение влияния препарата на процесс развития фатального заболевания – Боковой Амиотрофический Склероз (БАС). Получены хорошие результаты, на данный момент лучшие из существующих в мире. Опубликована статья в медицинском журнале.

В процессе анализа различных методов синтеза мы разработали и синтезировали новую молекулу - агонист ГАМК–ергических центров. Получен патент на изобретение, как на метод синтеза, так и на новую молекулу. Лекарственное средство, изготовленное из этого вещества, перспективно при лечении нарушений нервной системы, при субдепрессии, при нарушении регуляции глутаматного возбуждения, приводящее к гибели нейронов, а также улучшения мозгового кровообращения.

В период до 2008 года мы создали ряд препаратов, влияющих на метаболизм. Свойства препаратов были изучены на животных. В соавторстве с кафедрой иммунологии и аллергологии проведены работы по производству нового продукта, улучшающего врождённый иммунитет. Опубликована две статьи, третья находится в печати.

Полученные результаты по безопасности и эффективности позволили включить наши препараты в список ФМБА. Наши продукты рекомендованы Федеральным медико-биологическим агентством России в качестве помощи в подготовке национальных спортивных команд и людей, работающих в опасных условиях. Входят в Формуляр лекарственных средств, биологически активных добавок и изделий медицинского назначения, используемых в медицинском обеспечении спортсменов сборных команд Российской Федерации, утвержденный приказом ФМБА России от 11.10.2010 г. № 648.

В 2011 году мы подали три проекта на софинансирование в программе 2020 – по созданию новых препаратов на базе оригинальных отечественных разработок, защищенных российскими и международными патентами. Деньги прошли мимо нас. Однако по одной из заявленных нами тем деньги нашлись, но не нам и в 2012 году. (Организация производства кальцитриола). Денег нет – и до настоящего времени продукта, произведённого на эти деньги в России, тоже нет.

Наши перспективы существенно превосходят наши материальные возможности. Совместное изучение с рядом ведущих специалистов России показало эффективность наших препаратов при лечении целого ряда заболеваний. Расстройства и повреждение нервной системы, субдепрессия, ишемические заболевания, заболевания органов дыхания, инфекционные заболевания, старческое слабоумие. За последние 5 лет мы получили пять патентов на изобретение, закрепляющие наш приоритет в области технологии и новых молекул. Нами опубликованы материалы в ряде специализированных журналов в соавторстве с ведущими специалистами России.

Наши исследования

К наиболее значимым научным исследованиям можно отнести:

- изучение применения наших препаратов при лечении фатального заболевания Боковой Амиотрофический склероз (БАС). Результаты опубликованы;
- изучение средства для восстановления врожденного иммунитета. Результаты опубликованы;
- изучение средства для восстановления скелетной мускулатуры;
- изучение применения препаратов для лечения наркомании и алкоголизма. Результаты опубликованы;

В настоящее время мы планируем организацию выпуска нового препарата Парикальцитола (дженерик); производство стандартов для мониторинга уровня гормональных форм витамина Д в плазме крови; изучение свойств новых препаратов для лечения онкологических заболеваний, железодефицитной анемии, а также свойств впервые синтезированного препарата – агониста ГАМК-рецепторов.

Наши награды

- Дипломы за достижения в развитии предпринимательства науки и промышленности ЮЗАО округа, а также:
- Диплом 1 степени конкурса «Московский предприниматель – 2002»;
- Диплом 3 степени конкурса «Московский предприниматель – 2005».

Евреи и медицина. Кошерная фармацевтическая продукция

В 2002 г мы стали победителями конкурса «Московский предприниматель» в номинации «Лучшее предприятие в сфере производства лекарственных препаратов и оказания медицинских услуг».

Путь к еврейству

Обрезание в 54 года. Второе дыхание

Одним из вопросов, который меня беспокоил, начиная с юношеских лет, – моя несостоятельность как еврея. Мои родители по некоторым причинам не смогли сделать мне обрезание. В возрасте 50 лет это начало меня беспокоить все более и более. В какой-то момент во время моего визита в Израиль, я дал обещание моему дяде Хаиму-Ицхаку Френклаху, тогда еще живущему в Иерусалиме, сделать обрезание. Я начал собирать необходимые документы, подтверждающие, что я этнический еврей. И в мои 54 года, в медицинском центре Синагоги Марьиной Рощи это, наконец, произошло. Очевидно, это событие стало знаковым. И это не могло быть просто совпадением. На этот период 55 – 67 лет у меня открылось второе дыхание. В творческом плане я за это время сделал существенно больше, чем за предыдущие 20 лет. Кроме того, возникающие проблемы разрешались неким сверхъестественным образом. Приведу пример.

Чудесная победа в суде. «Научивший отличать день от ночи»

Евреи и медицина. Кошерная фармацевтическая продукцияНа производстве

Проплаченные сотрудники ФСКН (слухи о том, что нас «заказали», ходили по Москве среди людей, занимавшихся производством в нашей области) большим числом явились к нам на производство. Они предусмотрительно (согласно схеме) пригласили с собой эксперта в области промышленной безопасности. Нашли у нас серную кислоту. В химическом производстве, это известно даже тем, кто совершенно далек от химии, серная кислота - сырье незаменимое. И начали фабриковать уголовное дело. Чего только не было! В том числе подписка о невыезде. Но в каждый момент времени мы опережали по действиям наших оппонентов. Несмотря на подталкивание «друзей» к неправильным поступкам, мы принимали подчас единственно правильное решение из всех возможных. Нам удалось не только спастись, но и спасти наше производство. После победы в городском суде на Басманной, наши оппоненты подали документы во вторую судебную инстанцию – областную. Впрочем, была и третья инстанция. Вышеупомянутая юрист-адвокат на обращение наших оппонентов (Технадзор совместно с ФСКН) во вторую инстанцию суда с новыми аргументами против нашей организации должна была передать мой ответ судье. Мои ответы–контраргументы я передал адвокату. Эта дама должна была до начала заседания передать все судье. На мои вопросы о передаче информации я получал однообразный ответ: «Успеем, некуда торопиться». Но это не все каверзы этой дамы. Она настояла, вопреки надписи на повестке о месте суда, на нашей явке в суд по неправильному адресу. Когда это выяснилось, до начала заседания оставалось 30 минут, а материалы с моими аргументами должны были быть у судьи, по крайней мере, за час до начала заседания. Делать нечего – мы поехали для участия в судебном процессе, а ехать через весь город не менее часа. Казалось – все, заказ на наше поражение выполнен. Нас на судебном заседании нет, возражения лежат у нее в сумочке, а не на столе у судьи, что еще надо для полного счастья наших врагов? Дама-адвокат во время нашей поездки постоянно меня провоцировала, пытаясь вызвать осуждающую реакцию в свой адрес. Бесполезность любых разговоров с ней была мне совершенно очевидна.

Евреи и медицина. Кошерная фармацевтическая продукцияНа производстве

Теперь о главном. В процессе моего самообразования я начал чтение утренних молитв по сидуру: «Врата молитвы» и, постепенно увеличивал объем молитв (я читаю на иврите, и это для новичка трудно и медленно). В это утро я как раз дошел до стиха «Благодарю… за то, что Ты дал возможность петуху отличить день от ночи». Пытаясь отвлечься, во время нашего путешествия я думал о том, что пусть будет, как будет. И случилось чудо: пока мы ехали, суд решил дело в нашу пользу. И, когда я это услышал, я вспомнил об этом замечательном стихе. Это был не единственный случай.

Евреи и медицина. Кошерная фармацевтическая продукцияНа производстве

Было особенно неприятно, когда я сопоставил некоторые факты и вычислил исполнителя и организатора этих событий – это был некто, называвший себя этническим евреем – Ефим К. Я не хочу называть его, поскольку у меня к нему нет особых претензий. Его просто наняли, и он как наемник делал свое дело, но на нашей стороне было больше, чем везение. Так вот, он в порыве откровенности потом как-то сказал: «Я и с юристами говорил, и так прикидывал, и этак, но ничего с вами поделать не мог». Вообще-то делать добрые дела гораздо приятнее. И пусть то, что он ничего с нами поделать не смог, будет на Суде его добрым делом.

Евреи и медицина. Кошерная фармацевтическая продукцияПродукция «НПК ЭХО»

Зачем нам понадобился кошерный сертификат?

Приятно, если верующий человек, еврей, будет использовать наши препараты для продления здоровья. И моя обязанность – дать ему возможность не нарушать законы кашрута. Практически ежегодно наша фирма жертвует препараты (1500 упаковок) для синагоги. В основном, пожертвования были в Синагогу на Архипова. В этом году мы сделали пожертвование и в Синагогу в Марьиной Роще.

Что касается возможных доходов от торговли с Израилем, то этого в моих планах пока нет. Но кто знает?

Кошерная продукция фармацевтической кампании «НПК ЭХО» продается в магазине «Кошер» при Большой Хоральной Синагоге Петербурга (Лермонтовский пр., 2).



Вконтакте
Facebook

ЦЕНТР ИЗРАИЛЬСКОЙ МЕДИЦИНЫ Остеопат из Израиля Канцепольской
Все
В Петербурге
В мире
10 апреля 2017
07 апреля 2017
06 апреля 2017
24 февраля 2017
23 февраля 2017
15 февраля 2017
25 декабря 2016
21 декабря 2016
16 декабря 2016
04 ноября 2016
27 сентября 2016
23 сентября 2016
18 апреля 2016
10 марта 2016
23 февраля 2016
15 февраля 2016
05 февраля 2016
21 января 2016
11 января 2016
06 января 2016
04 января 2016
23 ноября 2015
18 ноября 2015
31 октября 2015
26 октября 2015
09 сентября 2015
26 августа 2015
24 июля 2015
29 мая 2015
30 апреля 2015
24 апреля 2015
15 апреля 2015
14 апреля 2015
25 марта 2015
24 марта 2015
27 февраля 2015
25 февраля 2015
18 февраля 2015
09 февраля 2015
26 января 2015
20 января 2015
25 декабря 2014
11 декабря 2014
09 декабря 2014
01 декабря 2014
17 ноября 2014
06 ноября 2014
30 октября 2014
15 октября 2014
11 сентября 2014
08 сентября 2014
05 сентября 2014
04 сентября 2014
22 августа 2014
21 августа 2014
13 августа 2014
12 августа 2014
08 августа 2014
12 июня 2014
14 апреля 2014
11 ноября 2011
Гостевой дом Архивный поиск