26 июня 2017 / 2 таммуза 5777

20.11.2014

Медалье: род, история, вера

В московском Еврейском музее и Центре толерантности открылась выставка «Раввинская династия». Она посвящена семье Медалье, судьба которой отчасти связана с Петербургом.

Раввин Медалье
Раввин Шмарьягу-Иегуда-Лейб Медалье, 1920-е гг. Из семейного архива Ромм-Медалье

Выставка в московском Еврейском музее и Центре толерантности, посвященная раввинской династии Медалье, а главным образом – одному ее представителю, главному раввину Москвы Шмеру-Лейбу Медалье (1872-1938), невелика. Невелика, но весьма содержательна.

Шмер-Лейб Медалье (с этого стоит начать, потому что не этим хочется заканчивать) пал жертвой сталинского террора. Террора, в то время еще не носившего специально антисемитского характера. Антирелигиозная политика советской власти в равной степени затрагивала все конфессии. Так что слова историка Н. К. Сванидзе (мы больше знаем его как телеведущего), в сопроводительном тексте к выставке поставившего Медалье рядом с местоблюстителем патриаршьего престола протоиереем Петром Полянским и имамом Абдуллой Шамсутдиновым, вполне справедливы – в контексте российской истории. Все трое погибли в дни Большого террора, в 1937-1938 годы. Погибли за веру, каждый за свою.

Атеистическая истерия, выразительно представленная на выставке, имела несколько этапов. В 1922 году еще проходит публичный «суд над хедером», на котором Медалье, в то время главный раввин Витебска, мог произнести защитительную речь – и ее напечатали в выпущенной по итогам «суда» брошюре. Год спустя появляется книжка под выразительным названием «Долой раввинов». О Медалье в ней тоже кое-что сказано. В 1929 году раввин подает прошение о смягчении налогов (а облагался он, как «нетрудовой элемент», по самой жесткой шкале): «…Терплю недостачу за неимением прожиточного минимума, тем более, что число жителей-евреев уменьшилось».

Раввин Медалье
Раввин Шмарьягу-Иегуда-Лейб Медалье, нач. 20 в. Из семейного архива Ромм-Медалье

В 1933 году Медалье становится главным московским раввином. И вот в газете «Безбожник» за 11 июля 1938 года появляется статья, которую стоит процитировать: «…Расходуя копейки на нужды синагоги, они финасировали нелегальных сионистов, которых выдавали за ''бедных евреев''. Десятки тысяч рублей, полученных в результате махинаций, Медалье и его дружки использовали для содержания подпольных ешиботов. В ешиботы вербовались сыновья раввинов и крупных торговцев, родители которых ранее эмигрировали в Палестину. Многих они подкупали, а некоторых спаивали водкой…»

В другой статье «Медалье и его дружков» обвиняли в том, что они «организовывали хищения памятников с кладбища, и, подчистив, выдавали их за новые». Но осужден был реб Шмер-Лейб «тройкой» по стандартным политическим обвинениям: «антисоветская организация», «связь с заграницей» (с ребе Йосифом-Ицхаком Шнеерсоном).

Это было на Песах. Жена Медалье Двойра пыталась передать ему в тюрьму мацу, убеждала тюремщиков, что иначе пожилой человек будет обречен на «абсолютный голод на 8 дней». Передачу не приняли, эти восемь дней Медалье прожил и еще через два дня, как ныне установлено, был расстрелян. В справке о реабилитации написано, что он умер, «отбывая наказание» (10 лет без права переписки) в 1942 году.

А теперь открутим пленку назад. 

Раввин Медалье
Дети раввина Ш.-Л. Медалье: Гилель, Борис, Лиля, Зина, Гинда, Гирш, Авраам, 1920-е гг. Из семейного архива Ромм-Медалье

Род раввинов Медалье известен с середины XVIII века. На выставке представлено объявление городского головы о выборах «общественного раввина города Витебска» и прошение «мещанина Шмерлия Янкелевича Медалье» о разрешении «баллотироваться» на эту должность. Это 1910 год.

К тому времени Шмер-Лейб Медалье, приверженец Хабад Любавич, фактически уже исполнял должность витебского раввина пять лет. До этого он побывал раввином в Туле, в Кролевце-Черниговском. В Витебске он «совпал» по времени с Марком Шагалом. Он ли изображен на знаменитой картине Шагала «Витебский раввин»? Так или иначе, он был одним из самых известных и уважаемых раввинов Российской империи – и за ученость свою, и за дела благотворительности. А после революции… Да, кое-что из написанного в «Безбожнике» правда: были и подпольные ешивы, и широкая помощь единоверцам. И борьба против изъятия государством синагогальных ценностей, между прочим, – один из самых страшных в глазах советской власти грехов.

Раввин МедальеВдова р. Ш.-Л Медалье Двойра Медалье с дочерью Бертой (Брохой), 1950-е. Собрание Музея синагоги на Б. Бронной

Возможно, самый выразительный стенд – тот, где представлены семейные фотографии. Родители Медалье, его тесть и теща, а во многом и сам он, и его жена – еще «старинные евреи», с соответствующей одеждой, прическами, выражением лица. Дети их – уже другие: российские или европейские интеллигенты первой половины XX века. 

Ассимиляция? На генеалогическом дереве имена некоторых из детей раввина Медалье обозначены двояко: Броха (Берта), Гирш (Григорий), Зисля (Зина), Сара (Соня). Характерная деталь! А вот Гирш (Григорий) Медалье, военврач, в офицерском мундире. Но тут же, рядом – ктуба Гирша, вступающего в брак с Мирьям, дочерью реба Шломо. Людям молодого поколения уже не понять, насколько это невероятно: советский офицер, вступающий в религиозный брак! И когда – в 1946 году. 

Медалье выставка раввинИ. А. Барон с тестем Авраамом Медалье, женой (дочерью Медалье) Хиной-Мусей и сыном Львом. Ленинград. Из семейного архива И. А. Барона. В 1991 году р. Авраама Медалье не стало. Его похоронили на кладбище Девятого января. Израиль Абрамович Барон, преданный зять, сумел достать черный гранитный камень, собственноручно изготовил мацеву и выбил на ней надпись: «Арав Агодель Акодеш» – «Великий и святой раввин»

Дети раввина Медалье сохранили верность родовым традициям, еврейству и религии, за что многим пришлось поплатиться. Арон Медалье, преподаватель Ленинградского института водного транспорта, несколько лет провел в лагере – фактически, просто за посещение синагоги и исполнение еврейского Закона. И то, и другое для преподавателя советского ВУЗа в начале 1950-х годов было немыслимой смелостью. Дочь Авраама Медалье живет в Петербурге. Ее муж, Израиль Барон – старейший прихожанин петербургской синагоги.

Некоторые из детей Медалье унаследовали его религиозное служение. Эмигрировавший Гиллель был раввином Антверпена. Оставшийся в СССР Моше – раввином Ростова. И погиб тогда же, когда отец, и так же.

Династия Медалье продолжает существовать – и в Эрец-Исроэль, и во многих странах мира. Память, дань которой отдал Еврейский Музей, – это память не об ушедшем, уничтоженном, вытравленном, а о продолжающемся.

Валерий Шубинский

Благодарим Еврейский музей и Центр толерантности за предоставленные изображения. 

 



Вконтакте
Facebook

ЦЕНТР ИЗРАИЛЬСКОЙ МЕДИЦИНЫ Гостевой дом
Все
В Петербурге
В мире
10 апреля 2017
07 апреля 2017
06 апреля 2017
24 февраля 2017
23 февраля 2017
15 февраля 2017
25 декабря 2016
21 декабря 2016
16 декабря 2016
04 ноября 2016
27 сентября 2016
23 сентября 2016
18 апреля 2016
10 марта 2016
23 февраля 2016
15 февраля 2016
05 февраля 2016
21 января 2016
11 января 2016
06 января 2016
04 января 2016
23 ноября 2015
18 ноября 2015
31 октября 2015
26 октября 2015
09 сентября 2015
26 августа 2015
24 июля 2015
29 мая 2015
30 апреля 2015
24 апреля 2015
15 апреля 2015
14 апреля 2015
25 марта 2015
24 марта 2015
27 февраля 2015
25 февраля 2015
18 февраля 2015
09 февраля 2015
26 января 2015
20 января 2015
25 декабря 2014
11 декабря 2014
09 декабря 2014
01 декабря 2014
17 ноября 2014
06 ноября 2014
30 октября 2014
15 октября 2014
11 сентября 2014
08 сентября 2014
05 сентября 2014
04 сентября 2014
22 августа 2014
21 августа 2014
13 августа 2014
12 августа 2014
08 августа 2014
12 июня 2014
14 апреля 2014
11 ноября 2011
Архивный поиск